Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Золотые мозаики Сицилии

№ 9 | (стр. 103)
-
Нравится
0
Золотые мозаики Сицилии
Здесь нет ничего случайного, и в то же время случайно все. Гремучая, пьянящая, обжигающая смесь музыки, запахов, цветов, красок, не допускающих полутонов, невероятных исторических фактов и летучих ассоциаций.
Ольга Куликова

Выжженная желтая земля Сицилии. Долгая череда гор и холмов тянется до самого горизонта. Разве что деревушка с устремленной ввысь колокольней нарушит эту прозаичность – суровую банальность бесконечного таинственного течения дней, лет, столетий…
На первый взгляд, ничего картинного в привычном смысле тут нет: нет ничего искусственного, выверенного мастером до самого точного, изящного, продуманного штриха. Никакого шедевра на все времена, никакой натуры для взыскательного пейзажиста. Лишь непомерная гордость, строгая затаенность и сдержанность клокочущих страстей немыслимо золотистой земли, ослепительно яркой в контрасте с пронзительной синевой неба.

  ЗДЕСЬ ВСЕ, КАК В 1971-М
Да, мы говорим «Сицилия», подразумеваем – «мафия». Поэтому не раздумывая отправляйтесь в Савоку. Здесь все по-прежнему – так, как было в 1971 году, когда снимали «Крестного отца». Те же улицы, вымощенные булыжником; та же романтичная, похожая на крепость церковь Святой Лючии, где Майкл Корлеоне (Аль Пачино) венчался с красавицей Аполлонией; те же дома, а на их стенах – таблички с именами мужчин, погибших от вендетты. И кажется, что «за кадром» звучит музыка Нино Рота, честное слово…
Единственное, что изменилось, – бар, на террасе которого Майкл не очень учтиво просил руки дочери хозяина. Вместо простых деревянных столов и стульев – современная мебель, терраса теперь утопает в зелени, а главное, внутри скрывается импровизированный музей культового фильма: повсюду фотографии со съемок, афиши, предметы быта 1940–50-х. Есть и фамильное древо клана Корлеоне, и даже символ сицилийской мафии – лупара, короткое охотничье ружье. В общем, бар стал знаменитым на весь мир и получил название Vitelli – по имени отца невесты Майкла.
Кстати, не бойтесь толп туристов: они нечасто здесь появляются из-за головокружительного серпантина дорог. Бойтесь самого серпантина – так круто он виляет. Зато какой вид открывается сверху! Мы гуляли по Савоке в абсолютном безлюдье, опять-таки как герои фильма Копполы. Солнце жжет лицо и плечи, ни один звук не нарушает иллюзии попадания в жестокий и прекрасный мир любви и смерти, и только кошки прячутся в тени ступеней, провожая вас неизменно высокомерным королевским взглядом.

 Для поездки на Сицилию нужна шенгенская виза. Местная валюта – евро.

 ЖИТЬ ВЕЧНО
Греки, римляне, финикийцы, византийцы, арабы, норманны, французы, испанцы… Этот остров не притягивал лишь тех, кто никогда не отваживался на путешествие по морю. Поэтому не будет преувеличением сказать, что всем сицилийцам в наследство достались гены отважности и какое-то особое, обостренное чувство красоты, рождающейся в смешении, сочетании несочетаемого. 
Завоевателям казалось, что они покорили остров. На самом деле это Сицилия покорила их, подчинила своему влиянию. Представьте, сколько на этой земле реликвий, если еще в V веке до н. э. философ, врач и поэт Эмпедокл писал: «Здесь живут, развлекаются и тратят так, словно завтра собираются умереть, а строят так, будто намереваются жить вечно!»
За античностью отправляйтесь, например, на юг острова, в Агридженто. Когда мы приехали туда, то заблудились не на шутку. Едем по длинной-длинной улице и упираемся в тупик. Отправляемся назад, проезжаем ее всю, и снова дороги нет. Хорошо,
возвращаемся к середине улицы, выскакиваем на перпендикулярную, опять сворачиваем – и на соседней история повторяется…
Город раскинулся на возвышенности террасами, но для пешехода он невероятно удобен благодаря соединяющим их лесенкам. Впрочем, это мы узнали уже на следующее утро. Сейчас же хозяин труднодоступной гостиницы не дает нам перевести дух:
не отвечая на вопросы и без конца что-то торжественно восклицая, он тащит нас на крышу, потому что иначе мы не успеем увидеть закат!
В лучах порядком утомленного солнца вдали поблескивало море. На первом плане – крыши домов, сады и огороды, развешано белье и уютно расставлена садовая мебель. А между городом и морем – Долина храмов. Отсюда античные шедевры кажутся игрушечными. Их соразмерность абсолютно совершенна, истинность архитектурной гармонии неоспорима.
Но больше всего меня поразил владелец отеля, что мчался с нами по лестницам. Он светился гордостью и счастьем…

  ЖЕМЧУЖНЫЙ АРАБСКИЙ СЛЕД
За шедеврами арабско-норманнского стиля вам в Палермо. Вот уж где смешение! Достаточно сказать, что огромные усатые мавры на арке Порта-Нуова стали туристическим символом города.
Собор в Монреале, пригороде Палермо, построенный при Вильгельме Добром, ошеломляет обилием пылающего золота – это фон мозаик, покрывающих каждый свод, каждую стену.
Нигде я не видела столько ослепительно солнечного огня! Лики святых и библейские сцены обвивают сказочные восточные орнаменты, и все это – нарочито, специально, чтобы поразить богатством, заставить восхищаться, застыть от изумления.
А воистину жемчужный арабский след – кьостро, внутренний двор бывшего бенедиктинского монастыря неподалеку? Стрельчатые арки поддерживают 228 мраморных колонн, украшенные затейливой резьбой и увенчанные сложными фигурными капителями.
И представляете, среди них нет двух одинаковых! Мы проверяли…

 Рыбные рынки в приморских городах – это воистину средоточие немыслимых богатств, от которых невозможно отвести глаз. Я не знаток этих названий, но попробую: огромная рыба-меч, красная кефаль, серебристый морской окунь, сине-зеленые сардины, красный тунец, черно-синие мидии, сиреневые кальмары, горы нежных креветок, причудливые лобстеры, крабы, лангусты, морские ежи…

  Я НЕ УСТОЯЛА
Кастелло-ди-Маньяче: кто устоит, услышав такое название? Я не устояла. Как и повсюду на Сицилии, здесь одна история плавно перетекает в другую, еще более захватывающую…
Почти тысячу лет назад на этом месте полководец Георгий Маниак в грандиозной битве победил арабов. В его честь и назвали небольшое византийское поселение, где был основан монастырь, опустевший, правда, после землетрясения. Через несколько лет стараниями королевы Маргариты (кстати, матери Вильгельма Доброго, построившего собор в Монреале) монастырь возродился как бенедиктинское аббатство, в котором Маргарита и провела последние годы. Ее незримое присутствие по сей день ощущается в сумрачной базилике.
А в 1799-м аббатство перешло к… адмиралу Нельсону: это был подарок короля Фердинанда за поддержку в борьбе против французов и неаполитанских республиканцев. Адмирал приехал сюда не один, а с обворожительной Эммой Гамильтон.
Так здесь воцарилась любовь (по всей видимости, если у них и были минуты счастья, то именно на Сицилии), а также британские порядки. Последнее совершенно очевидно, едва ступишь на истинно английский газон в безупречно устроенном парке.
Так, шаг за шагом, становится ясно: Сицилия по сей день притягивает, как магнит, и складывать кусочки ее мозаики невероятно увлекательно. Даже короткое путешествие по таинственной золотистой земле с черными скалами, возвышающейся посреди
бирюзового моря, превращается в настоящий детектив с непредсказуемым сюжетом. А купаться и загорать здесь некогда.
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам