Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Мария Аронова: Я – актриса послушная!

№ 1-2 | (стр. 67)
-
Нравится
0

Ведущая актриса Театра им. Вахтангова, лауреат множества престижных театральных и кинопремий, народная, любимая артистка… На сцене – Екатерина Вторая, в кино – Галина Брежнева. Не запомнить ее нельзя, не попасть под ее обаяние – невозможно. Фееричная, харизматичная, многогранная и многоликая Мария Аронова очаровывает сразу.

Беседовал Андрей Колобаев 

– Мария, это правда, что вы могли стать гимнасткой? И в детстве вам даже прочили блестящее спортивное будущее?
– Действительно прочили. Дело в том, что я была суперпластичная, этакая девочка-каучук! Это особое, довольно редкое строение мышц… Это матушка-природа так постаралась. Например, меня можно было взять и в чемоданчик положить…
И если бы я в пятом классе не сломала ногу (у меня был сложнейший спортивный перелом), то не ушла  бы из гимнастики. Пролежав четыре месяца в гипсе и бросив спорт, я поправилась очень сильно.
– Правда, что вы до сих пор легко садитесь на шпагат?
– В спектакле «Мадемуазель Нитуш» я это на сцене делаю. И при вас сейчас могу сесть. Не разогреваясь даже.
– А артисткой мечтать стали с какого возраста?
– Сколько себя помню, меня Манькой-артисткой звали во дворе. Лет с трех-четырех я натягивала занавески, простыни-декорации, организовывала детей, созывала всех соседей, и мы все время показывали во дворе какие-то спектакли. Дело в том, что в нашем роду много несостоявшихся талантов – актеров и художников. Например, моя двоюродная бабушка по отцовской линии получила прекрасное актерское образование, была, как все говорили, очень талантлива, но оказалась вынуждена бросить
сцену и посвятила свою жизнь сыну. Другая бабушка – мамина мама – была готовой актрисой. Но мой дед ее не пустил в театральный: он считал, что все девки там занимаются не тем, чем надо. Папа и тетка моя по отцовской линии – оба грандиозно рисуют, хотя не художники… Поэтому, я думаю, именно это родовое накопление и вылилось в то, что мой брат Саша стал художником-реставратором, иконописцем, а я – актрисой.
– Недавно вы признались в одном из интервью: «Я – счастливейший человек. Я знаю свои возможности и знаю, чем мне брать». Чем вы берете?
– Профессией. Я не самоутверждаюсь наращиванием волос, потому что у меня их нет от природы. Я не травлю себя диетами, все равно у меня не будет хорошей фигуры, она мне не дана. У меня не очень длинные ноги. Это не мой «конек», а знать своих «коней» – великое счастье.
– Вы знаете?
– Безусловно. И тут спасибо большущее моим педагогам. Как бы я измывалась над собой, проклинала себя за «бездарность», если бы в моей жизни не появился Владимир Владимирович Иванов, который сразу сказал: «Ты актриса ведомая. Тебе важен режиссер»! Он мне четко объяснил: «Ты – такая, ты можешь это. В этом случае тебя ждет успех. Сюда можешь попробовать сунуться, но вот здесь ты можешь упасть, подвернуть ногу, разбить лоб…» Когда вот такой «путеводитель» гениальный перед тобой раскладывают, все становится ясно и понятно.
Я ведь попала в театр сразу, напрямую, без просмотров, хождений по другим театрам… Этих испытаний я бы просто не выдержала! Скажу вам больше: если бы с первого раза не поступила в Щукинское, я бы, наверное, актрисой не была.
– Почему?
– Во мне нельзя сомневаться – такое у меня дурацкое качество характера! Как только во мне сомневаются, я теряю дар речи, перестаю быть Машей Ароновой и становлюсь каким-то зайцем трусливым.
– Говорят, ни в одном театре так не культивируется актерская вера в приметы, как в вашем. Знаменитый случай, который я слышал много лет назад: Юлия Борисова, тогда депутат Верховного Совета, вышла с докладом на трибуну, уронила текст на пол и…
 – …села на него на глазах у всего зала! (Смеется.)
– И все ахнули! Настолько эта примета (уронил текст – надо сесть, иначе потеряешь роль) была у нее в крови. А как бы вы поступили?
– Так же. Я иногда прямо на асфальт на улице сажусь.
– Еще в какие приметы вы верите?
– Я верю в сны – у меня бывают пророческие для меня сны. Верю в предсказания.
– Это вы о том, что «вы, как и ваша мама, в 32 года родите дочь»?
– Да! Ведь молодой человек, который мне гадал по руке, говорил вещи, которых он знать в принципе не мог. Ну откуда он мог знать про сына, «с отцом которого я недавно рассталась», и о том, что моя мамочка родила меня в ровно 32 года? Когда услышала это, я остолбенела. Еще было сказано: «Вы родите девочку от мужчины, которого разглядите не сразу, но который будет вам опорой до конца жизни».
– Сбылось?
– Все – один в один! Я действительно долго не могла представить Евгения рядом с собой: мы принципиально разные! К тому же он на 15 лет старше меня... Не было безумного романа, потери памяти и головы, как это со мной обычно случалось. Но теперь жизни без него я не представляю. Все сбылось! Мы с Женей 8 лет ждали, когда Бог пошлет нам ребенка. И только когда мне исполнился 31 год, я забеременела. В 32 – родила Симу. Невероятно! Помню, на УЗИ врач спрашивает: «Знаете, кто у вас
родится?» Я отвечаю: «Еще бы... Девочка!» 
– Какие свои роли в кино вы считаете самыми-самыми дорогими, принципиально важными и почему?
– Я счастлива, что снималась у Сережи Урсуляка в «Летних людях». Это был мой дебют в кино, мы жили под Прагой…У нас была восхитительная компания: Сергей Маковецкий, Коля Добрынин, Сергей Колтаков. Я счастлива, что в моей жизни был (и я надеюсь, еще будет) Станислав Сергеевич Говорухин и его фильм «Артистка». И, конечно же, я безумно благодарна Жене Миронову за «Брежневу». Это он меня уговорил (вернее, даже заставил!) принять участие в картине... Потому что, по большому счету, если все перебирать, и шуточное, и серьезное, я считаю, что «Брежнева» – это самая на сегодняшний момент удачная моя киноработа.
– Ваши героини – жизнерадостные, позитивные. Не хотелось бы сыграть что-нибудь неожиданное?
– Я неоднократно говорила, что давно готова к драматическим ролям, к другим характерам. Потому что, будучи достаточно долгое время в профессии, могу положа руку на сердце сказать: я – очень качественный материал, «глина». Но я очень зависима от режиссера, мне необходим «гончар». Я послушная актриса.
– А какая вы вне сцены?
– Я человек взрывной, бомба. То есть если я открыла рот, то все – сейчас все «взлетит на воздух»! Такое уж качество темперамента. Главное – не разговаривать со мной в этот момент и тем более не спорить… Думаю, меня надо очень сильно любить и, наверное, даже обожать, чтобы терпеть в момент «ядерного взрыва». Спасибо огромное, что мои близкие терпят. Дети-то вообще уже давно воспринимают меня как «технический шум».
Неподготовленным людям говорят: «Пейте чай, не обращайте внимания. Минут через 15 будет тихо». Отхожу я действительно быстро. Все знают, что вообще-то я добрая, веселая и абсолютная оптимистка.
– Ваш сын Владислав пошел по вашим стопам. Что можете сказать о нем как об артисте?
– Мне сложно рассуждать, я слишком строгий зритель по отношению к сыну. С одной стороны, у него прелестная внешность, он обаятелен, может вырасти в хорошего острохарактерного артиста. С другой, еще не оброс «мясом». Конечно, совершает профессиональные ошибки, характерные для всех начинающих актеров. Как только придет первый успех, то все это, я уверена, тут же пройдет.
– У Симы, по юности лет, профессиональные мечты еще не сформировались?
– Как это?! Ей только тринадцать, но уже все высказано. «Никакого актерства, никакого пыльного города». Она будет фермером, а мы будем питаться овощами, фруктами ее производства, ее птицей, она будет производить мясо, яйца, молоко. Все уже она решила!
– Вы известны как сумасшедшая автомобилистка и знатная вышивальщица крестиком. Какие у вас еще скрытые, тайные таланты?
– Я – заядлый преферансист, рыбак с приличным стажем. И вы правы: автомобилистка – сумасшедшая. Поэтому всегда помню: если меня погонят метлами из театра, запасная профессия есть. У меня профессиональные права категорий B и С, поэтому куплю грузовик, устроюсь на ферму к своей дочери и буду грузоперевозками заниматься.
По-моему, неплохая идея! (Смеется.) Но, надеюсь, все-таки до этого не дойдет.


Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи