Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Ольга Красько: «Мы все проходим через какие-то испытания, чтобы кем-то стать»

№ 3 | (стр. 47)
-
Нравится
0
Ольга Красько: «Мы все проходим  через какие-то испытания,  чтобы кем-то стать»

Она проснулась знаменитой, сыграв главную женскую роль в «Турецком гамбите». Сейчас в ее активе уже более 30 ролей в кино, почти столько же в Театре-студии Олега Табакова и… трое детей. Аккурат в свой день рождения 30 ноября 2017 года Ольга сделала себе суперподарок – родила сына. При этом успевает заниматься вокалом, играет на гитаре, учит иностранные языки, увлекается йогой, собирается объездить всю планету, освоить фортепиано, заняться ландшафтным дизайном и еще много-много чем интересным. Потому что, считает актриса, и в жизни, и в профессии все когда-нибудь пригодится.

Беседовал Андрей Колобаев

– Ольга, вы родились в Харькове. Интересно, в Москву переехали уже с мечтой блистать на сцене?

– Когда наша семья поселилась в Москве, я только во второй класс пошла. Естественно, ни о каком актерстве не мечтала вовсе, и родители мои ни о чем таком не думали. Но именно они заметили мои лидерские задатки, неосознанное желание быть в центре внимания и кипучую энергию. Поэтому спасибо маме с папой, что отдали меня и в хор, и на танцы, и на художественную гимнастику. И я все это пробовала – причем с огромным удовольствием. 

– Когда пришло желание стать актрисой?

– Уже потом, в старших классах школы, когда я занималась в творческом коллективе «Надежда». Мы выступали с концертами, спектаклями в детских лагерях, организовывали театральные вечера в детских домах, воинских частях, сельских клубах. И, кстати, имели огромный успех! Именно тогда наш замечательный педагог Ефим Борисович Штейнберг, видимо, разглядел во мне какие-то способности и посоветовал поступать в театральный. Я подумала-подумала и… поступила.

– Актерская профессия – опасная, жестокая, не всегда справедливая даже к талантливым людям. Не было страшно?

– Мы все проходим через какие-то испытания, чтобы кем-то стать. И с ними ты либо справишься, либо не справишься. А что касается меня, то я по жизни оптимистка. И в сложных жизненных ситуациях в депрессии не впадаю! У меня лично поводов для радости хватает.

– В вашей жизни были проекты, где каждый день – как праздник?

– Яркий пример – тот же «Турецкий гамбит». Во-первых, потому что материал шикарный, к тому же фильм исторический, костюмированный... Еще потому, что я до того не жила так долго в киноэкспедиции (а фильм снимали в очень гостеприимной Болгарии), и потому, что меня так никогда и нигде не любили, не холили и лелеяли, как там. Ты ведь и раскрываешься как актриса и человек тогда, когда тебе комфортно и хорошо... Очень люблю картину, где еще студенткой дебютировала, – чешский сериал «Жандармские истории». 

– Первая роль в кино – и сразу за границей. Хорошая проверка на прочность?

– Настоящая школа жизни! Ведь тогда мне еще не было 17 лет, я впервые летела за границу одна, без родителей, и работать мне предстояло с лучшими чешскими актерами. Это было как во сне! Никогда не забуду, как приземлилась поздно ночью, меня встретили какие-то люди, которые не говорили по-русски. Тем не менее воспоминания самые восхитительные! Между прочим, чтобы сыграть дочь главного героя, я выучила чешский язык и до сих пор неплохо говорю по-чешски. Так что сейчас, если приеду в Чехию, буду чувствовать себя абсолютно в своей тарелке. 

– Любите путешествовать?

– Очень! Помню, несколько лет назад мы с дочкой Олесей поехали с в Америку и три дня не вылезали из Диснейленда. Настоящая сказка, даже для взрослых! А больше всего меня впечатлил Рим – там я просто плакала от восторга. Мне казалось, что так красиво не может быть. Но чаще всего мои путешествия все-таки связаны не отдыхом, а с выездами в киноэкспедиции или гастролями. Например, несколько лет назад я снималась в приключенческом фильме о геологах-романтиках под названием «Территория». Мы летели за Полярный круг на вертолетах, жили и работали в условиях Крайнего Севера. Плато Путорана… Совершенно удивительные места, первозданной красоты – я в них мгновенно влюбилась! 


Спасибо маме с папой, что отдали меня и в хор, и на танцы, и на художественную гимнастику. И я все это пробовала – причем с огромным удовольствием.

– И как вы пережили нешуточные морозы, отсутствие комфорта? Опять же, медведи вокруг, волки совсем не бутафорские?..

– Отлично пережила! Во-первых, я с детства хожу в походы. Во-вторых, нам было очень комфортно. Мы жили в большущих палатках – это военные модули, которые круглые сутки обогревались двумя печками каждый. Огромный палаточный лагерь! Да, были экстремальные ситуации, когда люди проваливались под лед. Слава Богу, всех спасли. И медведь ни на кого не напал. 

– Лично вы в экстремальные ситуации на съемках попадали?

– Очень часто. Но после того, как на съемках сериала «Склифосовский» я побывала в реальном «Склифе», в так называемом шоковом зале, мне кажется, вообще больше ничего не боюсь.

Zvezda_Kras'ko.jpg

– Так уж «ничего-ничего»? Ни высоты, ни бандитов, ни режиссеров? 

– Высоты не боюсь точно! У меня все детство прошло в горах (а это были довольно опасные места на Кавказе и в Туркмении). Бандитов? По крайней мере, я не боюсь одна идти ночью по улице. Если что-то должно случиться, оно случится, и нужно постараться это достойно встретить. А режиссеров чего бояться? Если режиссер хороший, если сам твердо знает, чего хочет и как это сделать, я слепо доверяю и как верящий человек иду за ним. 

– Что еще вам как актрисе пришлось осваивать кроме хирургии?

– Перед съемками в «Гамбите» пришлось серьезно учиться верховой езде. В картине Станислава Говорухина «В стиле jazz» я гоняла на мотоцикле. Впервые в жизни! И сразу поняла, какой это кайф. 

– Выходит, вы рисковый человек?

– Люблю опасность, но сейчас предпочитаю не рисковать. Все-таки я многодетная мама и по большому счету себе не принадлежу.

– Максим Виторган как-то пооткровенничал, какая у вас с ним была мучительная эротическая сцена в мелодраме «Маша и море». Домик в Балаклаве, крохотная комнатенка, кровать, жуткая духота и куча людей вокруг, снимающих кино и мешающих ему сосредоточиться…

– Ну, во-первых, эротическая сцена прошла мимо меня, я в ней не снималась: отдувалась дублерша. Но те съемки все равно вспоминаю с удовольствием. И с Максом Виторганом было работать очень весело. У обоих такое животное… настоящее начало! (Смеется.)

– Вы снимались с Владимиром Машковым, Константином Лавроненко, Евгением Цыгановым, Егором Бероевым и еще с добрым десятком киномачо. Если честно – влюблялись?

– Как в партнеров – постоянно! Перед ними просто невозможно устоять… Но романов у меня никогда не было. Все-таки для меня актеры – не вполне, что ли, мужчины. Они часто рефлексируют, излишне зациклены на своей внешности. Причем чем красивее артист, тем серьезнее он заморочен на себе. У меня это ничего кроме улыбки не вызывает. Настоящему мужику ведь об этом некогда думать, ему нужно обеспечивать свою женщину и покорять мир. Поэтому к коллегам отношусь как к братьям. С любовью.

– Кстати, вы влюбчивая женщина? История любви с нынешним супругом – бизнесменом Вадимом Петровым – была красивая?

– Еще какая влюбчивая! Но я влюбляюсь в личности. У меня много мужчин-друзей, с которыми мне приятно общаться. А что касается конкретного ответа на ваш вопрос, то у меня железное правило: свою личную жизнь с журналистами не обсуждаю.

– Слава актерская вас греет?

– Конечно, я тщеславна, хочу быть известной, но это не самоцель. Гораздо больше хочу, чтобы про меня говорили, что я хорошая актриса, чтобы ценили режиссеры. А для этого, как говорил замечательный театральный режиссер Лев Додин, актер должен пройти «период накопления». А иначе, хоть весь город твоими фотографиями заклей, никто не поверит, что ты лучшая. 

Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам