Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Испытано на себе

№ 12 | (стр. 53)
-
Нравится
0

Обыватели уверены, что гастрит чаще всего возникает из-за неправильного питания или неумеренного употребления алкоголя, а язва желудка – из-за постоянных стрессов. Австралийский врач Барри Маршалл предположил, что дело не в еде, напитках или нервах, а в бактерии. Однако и медики, и ученые это предположение высмеяли…

Анна Сазонова

РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА
На что готов человек, чтобы доказать свою правоту? Маршаллу пришлось совершить практически подвиг и рискнуть ради науки собственной жизнью. Впрочем, об этом чуть позже, а начать стоит с детства.
Барри Джеймс Маршалл родился 30 сентября 1951 года в Калгурли – шахтерском городке штата Западная Австралия. Его родители тогда были очень молоды: отец еще учился в университете, мама готовилась стать медсестрой. Когда мальчику исполнилось 7 лет, Маршаллы переехали в Перт – столицу штата.
Барри – старший из четверых детей в семье, и, возможно, склонность к медицине проявилась и благодаря необходимости присматривать за младшими.
По крайней мере, однажды 12-летний Барри спас маленькую сестренку, которая нечаянно выпила вместо воды керосин. Об этом случае даже написали в местной газете.

  
ПУТЬ К ЖЕЛУДКУ  ЧЕРЕЗ СЕРДЦЕ
Чтобы получить высшее образование, уезжать из Перта Барри Маршаллу не пришлось: именно в этом городе находится Университет Западной Австралии, который входит в престижную Группу восьми – аналог американской Лиги плюща. Правда, Группа восьми была образована в 1994 году, а в университет Барри поступил на двадцать с лишним лет раньше и в 1975 году закончил его, став бакалавром медицины и хирургии.
Как и многие романтично настроенные молодые медики, Барри мечтал о карьере в кардиологии, об операциях на открытом сердце. Но судьба распорядилась по-другому. В 1979 году Маршалл начал работать в Королевском госпитале Перта и там же еще через два года познакомился с Робином Уорреном, который сумел заинтересовать коллегу гастроэнтерологией. И в частности – исследованиями спиралевидной бактерии Helicobacter pylori.
В 1982 году Уоррен и Маршалл выдвинули гипотезу о том, что именно эта бактерия вызывает гастрит, язву и рак желудка. Мало того что никто в научном и медицинском сообществах эту гипотезу не поддержал – в ответ выплеснулся целый вал насмешек и критики. Уже потом, через несколько лет, Барри Маршалл в одном из интервью сказал: «Критикам я благодарен – это помогает. Без них у меня была бы совсем иная карьера». Но тогда, в 82-м, пожалуй, он испытывал не благодарность, а жгучее желание доказать, что насмешники заблуждаются: «Все были против меня. Но я знал, что прав».

  
ГОВЯЖИЙ БУЛЬОН
Как известно, все эксперименты медики сначала проводят на животных: крысах, кроликах, собаках… Для Маршалла и Уоррена такими «подопытными кроликами» стали лабораторные свиньи, которых попытались заразить выделенной из организма больного человека культурой бактерии Helicobacter pylori. Однако время шло, а результатов не было: свиньи вели себя по-свински и упорно не собирались заражаться.
И тогда Барри Маршалл решился – без преувеличения – на подвиг. В 1984 году он ввел полученную от больного культуру Helicobacter pylori в обычный говяжий бульон и выпил его, заразив самого себя.
То же самое собирался сделать и Робин Уоррен, но он в то время был не вполне здоров, и болезнь могла отразиться на чистоте эксперимента, так что Маршалл выпил бульон с бактериями один. И только потом сказал об этом жене. Реакцию Эдриенн можно себе представить: их младшему ребенку – всего 2 года, а муж ставит на себе рискованные эксперименты. Она умоляла Барри немедленно начать принимать антибиотики. Но ученый есть ученый – Маршалл начал лечиться только после того, как у него появились явные симптомы гастрита, а именно дискомфорт в желудке, тошнота, рвота и специфический запах изо рта.
Для избавления от болезни понадобился двухнедельный курс лечения солями висмута и метронидазолом. На 14-й день биопсия показала, что бактерии Helicobacter pylori в желудке Маршалла больше нет. Таким образом удалось доказать, что именно она вызвала гастрит. Статья с подробным описанием этого эксперимента была опубликована в Medical Journal of Australia и стала самой цитируемой статьей журнала.

  
ПРИЗНАНИЕ
После выхода статьи насмешки и критика поутихли, Маршалла и Уоррена перестали считать выжившими из ума. Однако на то, чтобы их гипотеза оказалась
абсолютно доказанной и признанной медицинским сообществом, понадобилось еще немало времени.
Маршалл продолжал работать в Королевском госпитале Перта, затем с 1986 по 1996 год – в Америке, в Университете Вирджинии, потом снова вернулся в Перт.
В 1990-х и в начале 2000-х Маршалл получил ряд наград, среди которых премия фонда Уоррена Альперта, премия Ласкера-Дебейки по клиническим медицинским исследованиям, медаль Джона Скотта, медаль Бьюкенена от Королевского общества, медаль Бенджамина Франклина в естественных науках, медаль Столетия… А в 2005 году Барри Джеймс Маршалл и Робин Уоррен были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине «за работы по изучению влияния бактерии Helicobacter pylori на возникновение гастрита и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки».
«Чтобы стать нобелевским лауреатом, надо быть первым. Надо отличаться от других. Если будешь делать то, что делают все, ничего не получится», – говорит Барри Маршалл. Сейчас он продолжает работать в исследовательской лаборатории H. pylori Университета Западной Австралии.
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи