Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Найти разгадку завтра, лечить уже сейчас

№ 11 | (стр. 38)
-
Нравится
0
Найти разгадку завтра, лечить уже сейчас
Давность знакомства человечества с тем или иным заболеванием еще не говорит о том, что оно раскрыло нам все свои тайны. Можно составить подробнейшие списки симптомов, изучить патанатомию и патофизиологию на молекулярном уровне, собрать множество статистических данных, но так и не выяснить причину его возникновения. Пример? Пожалуйста: ревматоидный артрит.
Подготовила: Софья Шорохова

ИНФЕКЦИЯ ИЛИ НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ?
Есть данные, что от ревматоидного артрита люди страдали еще на заре цивилизации. Так, например, ученые обнаружили следы этого заболевания в остатках
скелетов индейцев, живших на территории Америки в 4500 г. до н.э. Сегодня этот недуг встречается во всех климатогеографических зонах, примерно у 0,4–1% населения, причем женщины болеют в среднем в три раза чаще, чем мужчины.
Точной причины возникновения ревматоидного артрита не найдено до сих пор, хотя на этот счет существует множество теорий. Одна из них – инфекционная – была популярна долгое время. За нее говорили такие симптомы, как лейкоцитоз и повышение СОЭ, наличие вирусных и бактериальных процессов в анамнезе. Но лечение антибиотиками не давало ощутимых результатов. Поэтому современные специалисты придерживаются мультифакториальной теории ревматоидного
артрита. То есть, заболевание может развиться под влиянием разнообразных воздействий окружающей среды при условии генетической предрасположенности.
Надо заметить, что генетическая предрасположенность играет важную роль. Наличие этого заболевания в семье и наследственная склонность к аутоиммунным реакциям являются факторами риска, которые стоят на первом месте в «ревматологической триаде». Далее следуют инфекционные агенты (вирусы –
парамиксовирусы, герпесвирусы и др.; бактерии – стрептококки группы В) и пусковые факторы (стрессовые ситуации, чрезмерные физические нагрузки,
переохлаждение, гиперинсоляция, интоксикации, эндокринные заболевания и другие неблагоприятные воздействия на организм).

  
ВОСПАЛЕНИЕ И БОЛЬ
В основе ревматоидного артрита лежит хронический воспалительный процесс в синовиальной оболочке суставов, чаще мелких (кистей, стоп), реже – крупных
(около 10% всех больных). Характерна симметричность поражения суставов. Заболевание характеризуется прогрессирующим течением, в 70% случаев приводящим к инвалидности, возникающей в результате стойкой деформации суставов, атрофии соответствующих им групп мышц.
Воспаление, и, как следствие, боль возникают уже на самых ранних стадиях и со временем усиливаются.
 
 Боль при ревматоидном артрите характеризуется следующими признаками:
• носит воспалительный характер;
• постоянная, ноющая, может усиливаться к вечеру;
• устраняется или уменьшается при приеме НПВП.
Чем раньше поставлен диагноз и начато лечение, тем медленнее будет прогрессировать заболевание и тем большее время пациент останется трудоспособным и физически активным. При терапии ревматоидного артрита лечебными средствами первой линии являются НПВП, которые способны не только купировать острые проявления болезни, но также обеспечивать стойкую клинико-лабораторную ремиссию.
Во всех исследованиях,показавших высокий терапевтический потенциал НПВП, эти лекарства использовались длительно, непрерывно и в действенной дозировке. Именно такой метод применения НПВП является целесообразным для достижения максимального терапевтического успеха при воспалительных ревматических заболеваниях, таких как ревматоидный артрит и болезнь Бехтерева.1

 РИСК И ПОЛЬЗА
Необходимость длительного применения средств из группы НПВП при ревматоидном артрите диктует свои условия. Во избежание серьезных осложнений со стороны ЖКТ, риск которых нарастает пропорционально длительности приема противовоспалительных средств, пациентам назначают препараты из группы селективных ингибиторов ЦОГ-2, ярким представителем которых является Амелотекс (действующее вещество мелоксикам).
Амелотекс подавляет синтез простагландинов в области воспаления в большей степени, чем в слизистой оболочке желудка или почках, благодаря чему реже вызывает эрозивно-язвенные поражения ЖКТ, сохраняя высокую противовоспалительную и анальгетическую активность. Важным достоинством мелоксикама является минимальная частота респираторных осложнений и возможность достаточно безопасного применения у больных с т.н. «аспирин-ассоциированным респираторным заболеванием». Кроме того, мелоксикам отчетливо выделяется среди других НПВП минимальным риском развития кожных аллергических реакций.2,3
Таким образом, Амелотекс более предпочтителен при терапии ревматоидного артрита у пациентов с факторами риска осложнений со стороны ЖКТ, респираторных осложнений и кожных реакций.

  
АМЕЛОТЕКС: ТАБЛЕТКИ И РАСТВОР
Амелотекс выпускается в растворе для в/м введения, в таблетках по 7,5 и 15 мг. Препарат одинаково эффективен независимо от формы введения. Но анальгетический эффект после внутримышечной инъекции развивается быстрее, как и достижение максимальной концентрации препарата в крови, поэтому инъекции назначаются в начале лечения, при очень сильном болевом синдроме или тем пациентам, которые по каким-либо причинам не могут принимать препара-
ты в таблетках.
При ревматоидном артрите и других хронических заболеваниях суставов наиболее оправданна ступенчатая схема терапии с применением препарата Амелотекс: инъекции в начале лечения с последующим переходом на таблетированную форму. Именно так удается достичь наиболее длительного периода ремиссии основного заболевания, а лечение максимально эффективно.
Амелотекс в начале лечения назначают по 15 мг/сут. в виде в/м инъекций, затем переходят на такую же дозу в виде таблеток, в дальнейшем снижая ее до 7,5 мг/сут. в качестве поддерживающей терапии.
У пациентов с повышенным риском лекарственных осложнений начальная доза Амелотекса должна составлять 7,5 мг. 
 
1. Каратеев А.Е., Яхно Н.Н., Лазебник Л.Б. и др. «Применение нестероидныхпротивовоспалительных препаратов. Клинические рекомендации». М.: «ИМА–ПРЕСС», 2009, с. 167.
2. Senna G., Passalacqua G., Dama A., et al. Nimesulide and meloxicam are a safe alternative drugs for patients intolerant to nonsteroidal anti–inflammatory drugs. Eur Ann Allergy Clin Immunol. 2003, 35(10), 393–396.
3. La Grenade С., Lee L., Weaver J., et al. Comparison of reporting of Stevens–Johnson Syndrome and toxic epidermal necrosis in association with selective COX–2 inhibitors. Drugs Saf 2005; 28 (10): 917–924.
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Поиск по тегам

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам