Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

По безжизненным пространствам

№ 1-2 | (стр. 34)
-
Нравится
0

Суровый климат северных широт когда-то давно создал викингов, а их потомки стали известными путешественниками. Нансен, Амундсен и Хейердал – основы арктической медицины заложили не ученые в теплых кабинетах, а первопроходцы,положившие на чашу весов свои жизни.

М. Сайфуллин, врач

ПОЛЯРНАЯ ГОНКА
Еще до покорения Южного полюса Руаль Амундсен был настолько велик, что мог спокойно почивать на лаврах до конца жизни: бельгийскую антарктическую экспедицию он начал простым членом команды, но в сложнейших условиях зимовки принял на себя ряд руководящих решений, спасших коллектив от цинги и смерти. В следующем путешествии он открыл Северо-западный морской путь, поднявший его на один уровень с Фритьофом Нансеном, признанным исследователем-полярником.
Об антарктической экспедиции известно все: 9 августа 1910 года корабль «Фрам» с командой из 20 человек отплыл из порта Берген в южном направлении. Известно, что на судне сразу же была установлена жесткая дисциплина, почти как в романе «Морской волк» Джека Лондона. Непокорный кок Сандвиг был высажен в первом же порту на Мадере, и его место занял юнга, не оставивший экипаж голодным. 15 января 1911 года команда высадилась в Китовой бухте и остановилась на зимовку, за время
которой были подготовлены промежуточные стоянки с запасами пищи и керосина…
И вот уже почти три месяца солнце стоит над горизонтом, слепя незащищенные глаза. Позади остались вершины гор, трещины ледника, больше 1200 километров пути, десятки забитых собак. Но четверо заросших и обмороженных мужчин, упоенных радостью открытия, раскуривают сигары возле небольшой шелковой палатки, названной Пульхейм. На календаре 14 декабря 1911 года. А вокруг снежная равнина, на которой незримая, но точно просчитанная точка 900 – вожделенный Южный полюс. Сигары на этот случай припас Олаф Бьолан.
И лишь 2 января Амундсен с товарищами намного быстрее возвращаются обратно – через буран, Чертов ледник, Бойню и Танцплощадку дьявола. А еще через 15 дней до крайней точки планеты добралась экспедиция Роберта Скотта. Изможденных, с обмороженными ногами англичан вид норвежского флага подкосил окончательно. Разочарование, сломленный дух, а также грубые просчеты при подготовке привели к их трагической смерти в 17 км от склада провизии и 264 км от базового лагеря. Завершилось суровое антарктическое лето.

  ЧЕМ БОЛЕЛИ В ЭКСПЕДИЦИИ АМУНДСЕНА?
Руаль Амундсен, комплектуя команду, подбирал в первую очередь беспрекословных исполнителей, намеренно не включая известных ученых. В его команде были каюры, плотники, морские офицеры, специалисты по такелажу. Безусловно, проницательный норвежец имел представление об опасностях, подстерегающих в экстремальных широтах, оценивая здоровье попутчиков. Однако из дневника руководителя достоверно известно, что люди были не железными (хотя железо в Заполярье намного
быстрее людей приходило в негодность).
У самого Амундсена произошло обострение застарелой язвы желудка. Во время прохождения гор, названных впоследствии горами Хелланд-Хансена, и люди, и собаки страдали от горной болезни. Мороз в сочетании с ураганным ветром приводили к нарушению целостности кожи на лице, из-за чего щеки покрывались кровавой гноящейся коркой. У одного из членов команды было длительное кишечное кровотечение, связанное с застарелой травмой. Олаф Бьоланд заболел снежной слепотой – болезнью,
вызванной обратимой потерей зрения в результате воздействия ультрафиолетового излучения.
Стоит отметить, что правильная организация питания, грамотный подбор снаряжения избавили экспедицию от многих заболеваний: питание сырым мясом – от цинги, а использование одежды эскимосов – от глубоких обморожений и гангрены конечностей.
В итоге все члены экспедиции Амундсена вернулись домой. Но главным парадоксом «полярной гонки» стало то, что в команде Руаля Амундсена врачу места не нашлось, а должность лекаря выполнял помощник капитана Фредерик Яльмар Ертсен, обученный только лишь на дантиста. Под началом Роберта Скотта служили три дипломированных врача: Эдвард Уилсон погиб вместе со своим командиром, Джордж Мюррей Левик выполнял биологические исследования на побережье, а Эдварду Аткинсону, исполнявшему обязанности командира зимовочной команды, оставалось лишь освидетельствовать погибших.

  ЖИЗНЬ В ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЕ
Экстремальные условия на полюсах планеты резко ограничивают жизнедеятельность, но жизнь протекает и здесь. А где бы ни жил человек, он время от времени нуждается в медицинской помощи. Необходимость обеспечения здоровья в полярных условиях породила целую отрасль – арктическую медицину.
Задачи, решаемые медиками: изучение механизмов адаптации человека к холоду, а также к полярным ночи и дню, установление особенностей течения заболеваний и оптимизация лечения. К примеру, холод никак не способствует распространению инфекционных заболеваний, и многие из них за 70-й параллелью просто отсутствуют. На первое место выходят обморожения, переохлаждения, травмы и заболевания сердечно-сосудистой системы, а также организация здравоохранения на обширных малозаселенных территориях при столь низких температурах.
Кроме того, не вся техника может выдержать работу при температуре -30°С и ниже, поэтому разработаны специальные арктические вертолеты и вездеходы,
приспособленные к суровым метеоусловиям и способные передвигаться по льдам. Территория России такова, что одна пятая ее часть находится в Заполярье. В этой связи еще в середине прошлого века на освоение Арктики были брошены немалые силы, в том числе и медицинские. В Ленинграде был создан НИИ Арктики и Антарктиды, а каждая полярная станция была обеспечена медицинским работником и необходимыми медикаментами. А в 1961 году врач Леонид Рогозов, находясь в Антарктиде, совершил еще один подвиг, выполнив аппендэктомию самому себе.
Но это уже совсем другая история...


Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи