Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Александр Филиппенко: наперегонки с минутной стрелкой

№ 9 | (стр. 66)
-
Нравится
0
Александр Филиппенко: наперегонки с минутной стрелкой
Этот замечательный артист – из когорты людей с «тавром качества». Его фамилия – уже бренд. Где бы Филиппенко ни возник, он примагничивает взгляд, будит ум и радует душу. В промежутках между съемками он ездит с гастролями, даря зрителям
свой талант. Поймать его в Москве – большая удача. Я застал Александра Георгиевича в киностудии после обеда и перед началом очередных съемок. Разговор шел наперегонки с минутной стрелкой…
Автор: Михаил Шабашов

– Александр Георгиевич, обычно детские представления о жизни гораздо интереснее самой жизни. Но в вашем случае эта мысль сомнительна: навряд ли мальчик из алма-атинского Дворца пионеров мог представить, что станет известным артистом…
– Какие-то представления о жизни у меня, конечно, были. Но это все осталось в том возрасте. Знаете, я с нежностью вспоминаю своих педагогов. Один из них – Юрий Борисович Померанцев, Народный артист Казахстана. В Москву часто приезжает Владимир Толоконников, сыгравший Шарикова в «Собачьем сердце». Мы же с ним вместе начинали! Однажды на гастролях в Израиле я
встретил знакомую, с которой вместе занимались в драмкружке алма-атинского Дворца пионеров. А когда меня занесло в Алма-Ату, зашел в свой двор, в котором жил. Нашел старый карагач, на котором мы изображали Тарзана… И родительский трехэтажный дом оказался маленьким. Не таким огромным, каким казался в детстве. В нем жила профессура казахского горно-металлургического института, где и работали мои родители. Приехав в командировку из Москвы как сотрудники института «Цветметзолото», они остались в Алма-Ате навсегда.
Родился-то я в Москве, в Первой Градской больнице. Помню, как на крыше теперешнего Института стали и сплавов я с родителями смотрел салют в честь Победы… А в Нескучном саду отец катался со мной на санках. Приятнейшие воспоминания! Но это отзвуки прошлого века. А сейчас другая жизнь, другое государство. И надо жить долго и работать в удовольствие, ибо интересно, чем это все закончится…

  – Что вы впитали из той эпохи?
– Моя бабушка через всю жизнь пронесла одно важное качество – заботу о родных. Это важно. Она была двенадцатым ребенком в семье середняков с юга Украины. Их по столыпинской реформе переселили на север Казахстана, дали наделы, и там они
жили. Бабушка сохранила понятие дома, в котором живет большая семья. Это и стало ее большим уроком для меня.
Конечно, жизнь в больших городах диктует другие правила. А мама водила меня в кино, благодаря чему я увидел фильмы «Волга-Волга», «Веселые ребята» и другие.

  – Наверняка вы учились писать перьевыми ручками с чернильницами. С нажимом вниз, наклоном вправо. А какой почерк получился в итоге?
– Да-да. Кляксы, промокашки… Я школу закончил с золотой медалью. И уж потом появились шариковые ручки… А какой почерк, надо спрашивать у специалистов – есть же почерковеды. Интересная деталь: у моей дочки, Александры Александровны, такой же
почерк, как и у меня.

  – Вот как! Это редкость. Вы переписывались с кем-нибудь? Сохранились письма?
– Конечно, писал. Почта Советского Союза – это же целая империя была! Марки собирал для друзей, которые их  коллекционировали. А сам увлекался спичечными этикетками. Они сохранились в маминых архивах. Лежат где-то в папке. И письма какие-то. Такие памятные вещи остаются. Со временем отношение к ним меняется, что-то исчезает, что-то остается.
Но я замечаю, с каким уважением моя дочь смотрит на бабушкины вещи. У нас старый московский дом, старинная мебель, посуда. Это создает определенный уют, атмосферу и сохраняет эмоциональную память.

  – Правда, что вы общались с Порфирием Ивановым?
– Да.

  – Закалка холодной водой и голодание остались в распорядке ваших дней?
– К сожалению, пока нет. Но думаю вернуться к этому. Свой организм надо уважать, слушать и помогать ему.

  – У Аркадия Райкина было такое удостоверение: «ФИО – Райкин Аркадий Исаакович. Должность – художественный руководитель Театра миниатюр под руководством Райкина Аркадия Исааковича».
У вас было много удостоверений. Они вам когда-нибудь пригождались?
– А как же! В начале 1970-х удостоверение актера Театра на Таганке везде включало зеленый свет! Благодаря ему можно было достать любой дефицит, попасть в такие места, куда никому нет доступа. Это было великое дело, что вы!

  – А сейчас у вас есть какое-нибудь удостоверение? Может, «Филиппенко А.Г., художественный руководитель театра “Моно-дуэт-трио”»? 
– Такая запись фигурирует в моей трудовой книжке. Это же мой литературный театр, в программе которого и Гоголь, и Солженицын, и Зощенко, и Довлатов.

  – Жванецкий измеряет книги пальцами, говоря: «Эта книжка с полпальца толщиной». А Виктор Татарский рассказывал, что у него в эпоху литературных концертов в голове было более 30 часов текста! Он же «Мастера и Маргариту» читал наизусть в течение двух вечеров подряд. А у вас в голове на сколько пальцев, на сколько часов текста?
– Не знаю, не подсчитывал. У меня все тексты любимые. И ими хочется поделиться со зрителем. Но, к сожалению, система «проката» литературных концертов сейчас очень сложна. Надо постоянно искать «инвесторов». Жизнь моя – гастрольная, езжу и по стране, и за рубеж. И главная моя задача – угадать, что именно в данный день и в данном месте надо читать. Филармонические площадки – одна публика, дом культуры – другая. А сейчас уже поступают предложения выступать и в вечерних клубах… И становится неважным – где. Главное, что люди тянутся к хорошей литературе…
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам