Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Евгений Князев: «Нет ничего важнее, чем просто жить»

№ 4 | (стр. 40)
-
Нравится
1
Евгений Князев: «Нет ничего важнее, чем просто жить»

Ректор Щукинского театрального училища. Профессор, педагог. Народный артист. Главным своим предназначением считает сцену, страстно любит сниматься в кино, но не скрывает, что на первом месте у него роли отца, мужа, гражданина. И он до сих пор, выходя на сцену, волнуется, как ребенок.

Беседовал Андрей Колобаев

– Евгений Владимирович, как вы стали актером?

– Мальчишкой совсем, подростком лет семи, я оказался на детском спектакле ТЮЗа, который, если не ошибаюсь, назывался «Голубое, зеленое». Помню, вошел в зрительный зал, сел. Погас свет, открылся занавес, и… По ту сторону я увидел совершенно другую жизнь – такую реально-нереальную, загадочно-непонятную, красивую и сказочную, в которую мне ужасно захотелось попасть. После этого стал искать пути, как бы мне приблизиться к сцене. А как туда попасть, я не знал. Мы жили тогда под Тулой. Сельская местность, рабочее такое местечко. Отец работал на шахте... Лет в тринадцать я решил записаться в театр чтеца. 

– Так поздно?

– Виной тому была моя природная стеснительность. Я и сейчас-то стесняюсь всего.

– И это говорит ректор Щукинского училища, народный артист, педагог?

– А что удивительного? До сих пор, когда смотрю на молодых ребят, я думаю: «Боже мой! Вот мне бы изначально такую самоуверенность, такую нагловатость, что бы со мной было!» А потом: «Нет, у каждого – свой путь, и надо идти своим путем». Даже закончив политех, получив диплом инженера подъемно-транспортных машин и работая потом в конструкторском бюро, я понимал, что должен поступать в театральный. И – поступил. Так что я пришел в профессию очень трудным и длинным путем. 

– Будучи студентом и начинающим актером, как проводили свободное время? Крутили романы, устраивали пирушки с сокурсниками? Или бежали в библиотеку: «Учиться, учиться и учиться»? 

– Были библиотеки, были и пирушки. Было все! Мимо всего человеческого не проходили. Но курс у нас был очень хороший, и мы сразу усвоили формулировку нашего педагога Рубена Николаевича Симонова: «Ты можешь не спать всю ночь. Но утром будь любезен быть на репетиции в накрахмаленной сорочке, в бабочке и выглядеть как огурчик!» И выкладываться на занятиях на все сто. Если ты умеешь это совместить, тогда есть надежда. 

– Бывали в вашей жизни провалы, когда казалось, что все кончено?

– Еще какие! Самым страшным провалом была моя первая роль в Театре Вахтангова. На гастролях заболел артист, и меня (срочным вводом!) ввели на роль Вельзевула в спектакле «Мистерия-буфф». Но перед самым выходом я вдруг понимаю, что забыл текст. Напрочь! Меня выталкивают на сцену... Оркестр гремит, софиты слепят, я иду по помосту и… молчу. Представляете, какой ужас?! Это был такой позор, что я собирался ночью тайно покинуть гостиницу и бежать куда глаза глядят. Понимал, что надо будет самому уходить из театра, иначе выгонят. Но все поняли и оставили. 

– Говорят, у вас был трудный путь в кино. Настолько были преданы театру?

– Признаться, было время, когда комплексовал по поводу своей внешности. Особенно после того, как вдруг нос у меня начал расти. Я долго не мог избавиться от ощущения неловкости и старался в профиль не поворачиваться. Поэтому на пробы меня приглашали, а сниматься не брали аж до 1988 года. А потом потихоньку дело пошло. И с каждым годом все лучше. 

– Если я вас спрошу про любимую кинороль, вы назовете Вольфа Мессинга?

– И ее в том числе, безусловно. Каждый артист мечтает о роли, с которой он бы ассоциировался мгновенно. И тому, что у меня есть такая роль, я очень рад. Могло бы и не повезти. 

Zvezda_Knyazev.jpg

– Иногда актеры идут на невероятные подвиги: делают сложнейшие каскадерские трюки, набирают вес… В вашей театрально-киношной жизни было место такому подвигу? 

– Не знаю, можно ли назвать подвигом то, что мы работаем больные, потому что не имеем права сорвать спектакль. Скорее это профессиональный долг, и тут нет ничего героического. А вот в кино… Недавно на съемках военного фильма «Блиндаж» моего героя фашисты «расстреляли», бросили в яму. Но он «выжил» и должен вылезти из этой ямы. Меня закопали в песок, сняли дубль. Но режиссер сказал, что нужен второй дубль и нужно закопать поглубже. Закопали еще на метр глубже, с головой. По команде «Мотор!» я стал вылезать и чувствую – не могу! Песок сырой, тяжелый, он сковал меня всего… Не знаю как, но чудом я вылез. И тот страшный эпизод не забуду никогда. 

– Какое было самое необычное проявление народной любви? 

– В картине «Пятый ангел» я сыграл крутого бизнесмена Григория Плоткина. Прошла премьера, и вскоре я пошел на Киевский рынок покупать цветы. Вдруг продавщица внимательно смотрит на меня и громко спрашивает: «Это ты вчера убил жену?» Я понимаю, о чем она,
и отвечаю: «Я». Она говорит: «Молодец! Так ей и надо!» Люди вокруг отреагировали адекватно ее вопросу – встали как вкопанные, смотрят на меня. Я начинаю уходить, народ идет за мной, потом начинаю бежать, и народ бежит вместе со мной. А продавщица бежит следом, тычет в меня пальцем и кричит: «Он вчера убил свою жену! Это он, это он сделал!!!» Бегу, за мной толпа… Вот так я понял, что слава пришла! 


Люблю находиться дома – это и есть мой релакс. Но самое лучшее – поехать на дачу и там поковыряться в земле. 


– Вы жесткий ректор, преподаватель?

– Видите ли, требовать от студентов нужно обязательно. Они не должны думать, что им все дозволено. Если ты как студент серьезно выполняешь свою обязанность учиться, я готов стоять с тобой на одной доске, разговаривать, шутить и общаться в демократической форме. Как только студент нерадивый, я вступаю в общение «студент – ректор»: могу с тобой и расстаться, не отпустить на съемки и так далее.

– Мы знаем самую известную актерскую болезнь – «звездную». Есть что-то поопаснее этой болезни?

– Я бы назвал лень. Нельзя в этой профессии лениться. Вообще. Нельзя останавливаться на достигнутом. Как только ты остановился и сказал: «Вот я уже состоялся», – знай, что твоя следующая работа может не произойти. 

– Людмила Гурченко говорила: «Главное для актера – это Случай, на втором месте внешность и только потом талант!» Вы согласны? 

– Случай важен для любого человека и в любой профессии. Это как в песне: «Другой бы улицей пошел, тебя не встретил, не нашел…» Я бы поставил в такой последовательности: терпение, трудолюбие, талант. Три «Т». Нужно обладать фантастическим терпением, дальше – необыкновенной трудоспособностью. И только тогда третьим будет талант. А кроме одаренности и работоспособности нужна еще и Удача. И звезда, которая тебя поведет по жизни.

– Какой отдых для вас идеальный? Друзья, баня, рыбалка?..

– Рестораны, тусовки мне неинтересны. Люблю находиться дома – это и есть мой релакс. Но самое лучшее – поехать на дачу и там поковыряться в земле. Посадишь зернышки в землю, и они расцветают. Вот как? Не укладывается в голове: каким образом в семечке заложена вся информация о какой-нибудь удивительной петунии или циннии, пионе или розе – каких эти соцветия будут расцветок, оттенков? Это непостижимо! 

– Когда-то, отвечая на вопрос о мечтах, вы отшутились: «Мечтаю дожить до того дня, когда дочери станут взрослыми. Еще хочется пообщаться с внуками, правнуками!» 

– Я правда об этом мечтаю! Понимаете, какая штука… Иногда я думаю: может быть, это и есть самая настоящая жизнь?! Потому что все остальное… Бог его знает, для чего мы приходим в мир. Это нам так кажется, что мы делаем великое дело, работая в театре, создавая там роли, снимаясь в кино. А на поверку-то выходит, что ничего нет важнее того, чтобы просто жить и стараться жить нравственно, заботиться о продолжении рода. 



Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам