Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Наталья Вдовина: «Порох в пороховницах точно есть»

№ 9 | (стр. 48)
-
Нравится
1
Наталья Вдовина: «Порох в пороховницах точно есть»

Она, по выражению Константина Райкина, «существо боттичеллиевское». Красавица, хрупкая, внешне тихая… Но за ангельской внешностью актрисы скрываются настоящий бойцовский дух, стальной стержень и глубокая женская философия.

Беседовал Андрей Колобаев

– Наталья, в одном из интервью вы признались, что «заболели» театром еще в раннем детстве…
– Да, сколько себя помню, всегда хотела стать актрисой. В городе Белогорске, где мы жили, снимался знаменитый детский фильм «Чиполлино» – с Риной Зеленой, Георгием Вициным и Владимиром Басовым… И мама меня, двухлетнюю, водила на эти съемки. В моей памяти навсегда запечатлелась такая картинка: какие-то маленькие дети бегают в костюмах помидоров и тыкв, будто бы из волшебной сказки.
Это оставило очень яркий след в сознании. Именно с тех пор я стала всячески готовиться к актерскому поприщу.
– Интересно, в чем это выражалось?
– Играла в театре, пела, читала стихи. С другими детьми развешивала простыни, которые служили занавесом, устраивала спектакли. В старших классах я уже была настолько мыслями в театральном училище, что в какой-то момент забросила учебу и даже прогуливала школу, о чем сейчас, конечно, жалею. А тогда мне казалось: зачем зубрить все предметы, когда дорога в жизни уже определена? Я не пошла даже на школьный выпускной вечер: в то время у меня был конкурс в театральном.
– А если бы не поступили?
– Поступала бы на будущий год и через год… Но меня сразу взяли в Щукинское училище.
– Вы пришли в «Сатирикон» в начале девяностых, когда для всех театров наступили «смутные времена». Полупустые залы, нищенские зарплаты… Что было для вас самым тяжелым?
– Даже не знаю, что рассказать, потому что я с этой «темной» стороной не столкнулась. В «Сатириконе» я сразу стала получать роли. В том же 1990-м вышла замуж, и у меня был прекрасный муж. Потом родила дочку, а когда вернулась, тут уж вообще началась какая-то головокружительная жизнь – сыграла много очень интересных главных ролей. Мне невероятно повезло. Я работала с Петром Наумовичем Фоменко!
Мы репетировали «Великолепного рогоносца» Фернана Кроммелинка – девять месяцев… Я ловила каждое слово, впитывала как губка. Это такое обогащение! Даже в самые смутные времена у меня не было ни одного дня передыха. Я готова была репетировать по 24 часа в сутки!
– Театр принес вам славу. Кстати, как вы относитесь к своей популярности?
– У меня нет такого уровня популярности, как, например, у Константина Хабенского, Ренаты Литвиновой или Ивана Урганта. Я скромная в этом смысле! Видите, мы здесь в кафе сидим, и никто не подходит, не просит автограф…
– Может, отойду на секунду – разорвут на сувениры…
– Чтобы «разорвали», нужно быть ух каким артистом. А может быть, надо просто быть узнаваемым. Участвовать в шоу-проектах, поддерживать «звездный» статус, вступать во взаимоотношения со зрителями, дарить ответную любовь… А я человек свободолюбивый и не хочу зависеть от неудобств, которые создает популярность. Я не подпитываюсь этим, поэтому живу абсолютно нормальной человеческой жизнью и все свободное время уделяю детям. А то, боюсь, когда-нибудь они мне претензию предъявят, что мама занималась собой, а они были предоставлены сами себе. Я этого страшно боюсь!
– Из своих ролей какие вы выделяете особо и почему?
– В театре люблю практически все роли, потому что каждая была классикой мирового репертуара. Самая дорогая – Стелла в «Великолепном рогоносце», потому что это Петр Наумович Фоменко. Естественно, Джульетта. Естественно, Офелия. Естественно – все роли в «Квартете» по Мольеру в постановке Константина Аркадьевича Райкина. А в кино пока особо похвастаться нечем. Такого уровня ролей, как в театре, пока в кино не было у меня. Я себя оцениваю очень строго.
– Для съемок в мелодраме «Не плачь по мне, Аргентина» вы несколько месяцев занимались аргентинским танго. К каждой роли относитесь вот с такой самоотдачей и готовы пойти на жертвы?
– Заняться танцами – это не жертва! Это удовольствие. Пока что самая экстремальная ситуация, в которую я попадала, это когда через два часа тебе нужно косить так, чтобы зритель даже не заподозрил, что ты держишь косу в руках второй раз в жизни. Вот настоящий экстрим! Потому что ты понимаешь: если в кадре сделаешь это неубедительно, все потом будут плеваться: «И кого вы взяли… Позор!»
– Вы как-то сказали: «Я работала и с очень хорошими режиссерами, и с не очень хорошими. Разница между ними – колоссальная!» Есть такие, к которым пойдете сниматься, не читая сценария? Голос в телефоне раздается – и все?
– Никита Сергеевич Михалков, Андрей Сергеевич Кончаловский… Наши классики. И, к счастью, голос Андрея Сергеевича Кончаловского слышу часто. Потому что играю в его спектаклях «Дядя Ваня» и «Три сестры» на сцене Театра имени Моссовета.
– Вы не замечены в романах с партнерами. Актеры вам как мужчины не нравятся? «Женская» профессия?
– Нет, что вы! Я артистов очень люблю. Есть похожесть какая-то в природе, но в то же время я встречала в нашей профессии мужчин настоящих. Да того же Лешу Серебрякова, Константина Аркадьевича Райкина… Их много. Просто так складывалось. Мне кажется, вовсе не обязательно, что отношения должны прямо-таки
переходить в романы.
– Обычно о женщинах мужчины говорят: «другая планета». А для вас мужчины понятны?
– Знаете, когда у меня родился сын, я поняла, что мы действительно две разные планеты. Это правда! Мальчик и девочка – два разных существа. Я вижу, как вела себя моя дочка, и вижу, как мы не стыкуемся с сыном. Разные энергии, разные! Мы до такой степени непохожи, что можно отгадывать эти загадки всю оставшуюся жизнь. Но зачем? Мужчинам и женщинам нужно находить какие-то общие человеческие точки отсчета, а уже дальше лавировать.
– Вы – настоящая красавица. Как удается так выглядеть?
– Я не курю и к алкоголю равнодушна совсем. За целый год выпиваю только в Новый год шампанское, и все. После сорока вообще хочется продлить молодость как можно дольше, поэтому начинаешь интересоваться здоровым образом жизни. Для меня самый большой кайф – заниматься фитнесом, силовой нагрузкой или пилатесом. Причем, если погода позволяет, на свежем воздухе с тренером и индивидуально. Плюс делаю все, что предлагает современная медицина.
– Только честно: шикарная внешность помогает в актерской работе или мешает?
– Конечно, помогает.
– Как?
– По-разному может помочь. Если приглянешься какому-то продюсеру, он души в тебе не чает и хочет тебя видеть в каждом проекте. Или приглянешься режиссеру и становишься его музой.
– О каких ролях мечтает актриса, сыгравшая весь мировой репертуар?
– Послушайте, я посмотрела недавно «Август» с Мерил Стрип. Вот чьей актерской судьбе и кинематографической можно позавидовать. Просто номер один актриса. Какие разнообразные роли она играет и в каких нетривиальных сюжетах! Вот если бы чуть-чуть вот так же, хотя бы чуть-чуть… Я была бы счастлива! Ведь порох в пороховницах точно есть.

Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам