Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Муж-иностранец: «Никогда не говори мне sorry!»

№ 3 | (стр. 82)
-
Нравится
0
Муж-иностранец: «Никогда не говори мне sorry!»
Когда-то выйти за гражданина другого государства было опасно и почти нереально. Потом это стало почти повальным интернет-увлечением. За последние десять лет сотни тысяч, а может, и больше российских женщин вышли замуж за иностранцев и уехали за рубеж.
ПОДОДЕЯЛЬНИК С ДЫРКОЙ ПОСЕРЕДИНЕ
Помню, как восхищал меня мой иностранный муж в первые годы нашего брака. Все в нем было другое, чудное, труднопереводимое, высококачественное.
Он ел пельмени и вареную кукурузу ножом и вилкой. Он вообще очень мало и редко ел, меньше, чем я. Пил только молоко. Употреблял удивительные выражения: «Ты права», «Никогда не говори мне sorry!», «Что бы ты хотела на завтрак?», «Я пошел варить воду для яиц».
Он не разрешал мне рано вставать по утрам. Стоило заболеть голове, как меня почти за руку отводили отдыхать. Он удивлялся: «Как, и сегодня суп? Я за всю жизнь не съел столько супов, сколько за первый год с русской женой». Он выбрасывал фрукты из-за малейшего пятнышка «опаснейшей» плесени и спешно выливал в раковину «призадумавшееся» молоко. Глядя на гречневую кашу, он с содроганием спрашивал, правда ли я буду это есть. Он пробовал раскусывать семечки, но так и не понял, зачем их искать по всему Лондону, если в любом супермаркете есть то же самое без шелухи. Русский веник и пододеяльник с квадратной дыркой посередине сразили его наповал!

  НА БОРТУ КОСМИЧЕСКОГО КОРАБЛЯ
Он приносил мне в постель чай (который сам не пил и не умел «варить», но ради меня научился управляться с пакетиком) и бутерброды из божественного солоноватого хлеба, который сам и пек в хлебопечке, а еще свежий йогурт, который с вечера заквашивал в йогуртнице. Тогда это было невидалью в России, и мне
казалось, что я попала на борт космического корабля из фантастического романа. Командир экипажа в белых джинсах, которые он сам же выстирал с вечера и
нагладил с утра, стоял надо мной и следил, нравится ли мне завтрак. Сам-то он встал несколько часов назад и отремонтировал газонокосилку, заправил машину и выгулял собаку. Отремонтировать он смог бы и сам космический корабль, хотя учился только на врача.
Вечером, приехав с работы и застав меня за компьютером (работа и восторженные письма друзьям), он радостно спрашивал, когда я планирую закончить, чтобы ему быть готовым с ужином, который он готовил с микровесами, стальным термометром и секундомером, а подавал на разогретых тарелках.
Поедем мы в город или поужинаем дома? А главное, что я желала бы съесть? Я стала привыкать к постоянному вопросу «Что бы ты хотела?», на который никогда не знала ответа. Я хотела бы сделать все дела, которых было море в новом доме, вот и все. Но я ничего не была должна. Главное, я не должна была уставать!
«Мне не нужна домработница, мне нужна счастливая женщина рядом!» У меня не стало обязанностей, остались только права. Даже готовил муж лучше меня. Во
всяком случае, его любимое мясо. А больше всего он любил сэндвичи.
Он хорошо зарабатывал, но ничего не тратил на себя. Одежду и обувь он донашивал дотла. Он всегда знал, где и как купить нужную вещь за четверть цены.
Он помнил все книги по биологии, палеонтологии, астрономии и химии, которые прочитал со школьных лет. Неприхотливый и нетребовательный, веселый, заботливый, честный, надежный, все умеющий и все знающий, умный, щедрый, великодушный. С сердцем, как в Англии говорят, на правильном месте, и головой, прикрученной хорошо.
Трудно было понять, как столько достоинств поместились в одном человеке, как кто-то мог с ним развестись и почему местные женщины не порвали его на сувениры. Он говорил на шести языках, а мой университетский немецкий оказался крепко забыт. Мы подолгу, хохоча, со словарями выясняли бесконечные недоразумения. Но впервые в жизни мне казалось, что любимый мужчина абсолютно меня понимает. Мой космический корабль приземлился на седьмое небо.

  ФОНТАН ПО СОГРЕВУ ВСЕЛЕННОЙ
А мой иностранный муж считал, что это ему неслыханно повезло. Во-первых, моя неземная красота. О да, типично славянская при этом. Мое образование, мой
«золотой характер с роскошным темпераментом, крайне скромные потребности, привычка работать до упаду, всем сочувствовать и всем помогать».
– Я женился на фонтане по согреву вселенной! Ты хотя бы пять минут в день делаешь что-нибудь для себя?
Только один он нашел у меня изъян, и тот потешал его:
– Плииз, не вскрывай эту коробку по-русски. Не рви ее со зверским лицом на куски! Вот же надрез, и указано: Open here… И лучше бы не чинить посудомойку по-русски ударом кулака…
Он гордился моей манерой одеваться, ибо я единственная в стране носила юбки, а иногда даже ходила на каблуках. Я завязывала длинные волосы узлом «камея». Коротко стриженные англичанки в мятых серых шортах и футболках, не отличимые сзади от мужчин, которые держали их за руку, провожали меня глазами; их мужчины оглядывались. Старушки в синтетических мочалистых курточках подходили погладить мой песцовый воротник.
Скоро «русский стиль» вошел в моду, и теперь на улицах Великобритании можно увидеть белые кружевные юбки под рваной джинсовой курткой и с сандалиями зимой, а летом – ажурные кофточки с мятыми шортами хаки и меховыми унтами. Шорты оказались непобедимы.
Мое героическое трудовое прошлое разведенной матери с ребенком, мое чувство юмора, количество моих друзей и мои общительность, любовь к животным, возня
с растениями, рисунки, вязание-вышивание и, наконец, мои стихи – все вызывало у него восхищение. Ему было трудно понять, как столько достоинств могло уместиться в одной женщине и о чем думали странные русские мужчины.
Известная у нас писательница, прожившая в Лондоне четверть века, тоном эксперта сказала мне, что рада за моего мужа: «Мужики здесь от благополучия болеют
депрессиями. Им незачем жить, потому что не с чем бороться. Нет настоящих трудностей, достойных проблем. Но ваш теперь спасен. Вы обеспечите ему фронт
забот. Одни ваши документы на жительство, одно ваше незнание языка… Одни ваши родственники и друзья! Он еще не знает, что, женившись на вас, он женился
на половине России! Со всеми проблемами в придачу». Как она была права!

  ПОДАРОК СО СКИДКОЙ
У иностранных мужей при всем их разнообразии есть неизбежные общие черты. Они побаиваются обидеть женщину, заплатив за ее ужин в ресторане. Им комфортно в белых брюках на полу вокзала и на траве. Они распаковывают чемодан, собравший пыль и микрофлору разных континентов, почему-то на постели, на белой простыне, а потом укладываются туда сами прямо в ботинках.
Англичанин, заткнув пробкой раковину в общественном туалете, привычно вымоет в ней руки. Норвежца поразит отсутствие шампуня и салфеток в придорожном
туалете; вообще, туалеты в России стараются сфотографировать все. Почему бы это? Вернувшись домой, европейцы будут рассказывать, что не видели страны, потому что ездили пассажиром, зажмурившись, и чудом выжили в русской системе уличного движения без правил.
Делая подарок, иностранец с детской гордостью сообщит, что приобрел его со скидкой в 75 процентов. За четверть цены! Это придает особую ценность подарку и показывает его как достойного жениха, рачительного и практичного. Глупо кидаться деньгами вообще, а тем более в условиях бурной конкуренции и постоянных распродаж.
О, русское мотовство! Первое время муж, выдав жене банковскую карточку от общего счета, будет пораженно переспрашивать, правда ли она купила что-то на
такую-то сумму в таком-то магазине, или это банк шутит с ним шутки. Скоро муж перестанет задавать вопросы. И вообще читать отчеты о расходах из банка.
Нужно беречь нервную систему, свою и жены. У русских еще не утолен потребительский голод прошедших веков.

  …ТОГО И ТАПКИ
Проходит время, а вместе с ним – ошеломленность счастьем, незнание языка и вынужденная молчаливость. Начинается неизбежная в любом партнерстве пора,
когда наружу выходят недостатки обоих, и порой кажется, что кроме них ничего и нет. Наши женщины, которые еще так недавно с облегчением сбросили непосильную ношу ответственности за все и были счастливы заниматься собой, готовкой и уютом, начинают томиться в четырех стенах от избытка сил, сдавать на права и искать работу.
Мало того, теперь у них на все находится собственное, отличное от мужниного, мнение. Бедняга обнаруживает, что его русская половина полна странных принципов, причем стоит за них насмерть. Войти в дом, тем более на кухню, в ботинках, даже если ты прошел пять метров от машины по собственному чистому дворику, оказывается себе дороже. Положив ноги на стол, рискуешь не только ботинками, но и головой! Нельзя рыгнуть за столом. Она раздает подзатыльники детям, не
задумываясь о юридических последствиях. Она полна идей. Он больше не имеет права одеваться как можно проще и удобнее, а должен «выглядеть прилично».
Переодеваться, возвращаясь домой, слыхали ль вы! А эти пресловутые русские национальные тапки!
В доме, пахнущем едой и днем и ночью, начинает опасно попахивать независимостью и жареным. Ее смешат его сетования на трудности жизни, пробки, рост цен,
продажность властей, бестолковость сервиса, уровень преступности и скверную погоду. Она все больше берет на себя.
Вчера еще не умевшая отправить письмо, сегодня она дает ему советы по работе! По его работе! И неглупые советы… Муж слышал раньше про иррациональность, противоречивость и загадочность русской души и даже пробовал читать Достоевского, но только теперь он начинает понимать, что такое необузданная эмоциональность на практике.

  В ПРИДАЧУ – ПОЛ-РОССИИ
Он слышал, что русский отдаст последнюю рубашку другу в беде, но не предполагал, что она может оказаться его собственной рубашкой. Он читал про общинный строй, про выживание вопреки государству за счет взаимопомощи и связей, но не ожидал, что в его жизнь вместе со славянской невестой войдет целая очередь к их мавзолею.
А родня! Он читал про глубокую преданность русских женщин своей семье и предвкушал это счастье, только не догадался, что не он один будет ее объектом. Что глубина привязанности к детям, родителям, братьям и сестрам, друзьям, бывшим соседям и коллегам, мера взаимной гиперопеки и откровенности будет зашкаливать, как и телефонные счета, и расходы на авиабилеты, и списки обязательных подарков в Россию – они там обмениваются подарками, как прохожие улыбками. И это
вам не книжка на день рожденья и не букет на юбилей… При этом сами при малейшей возможности экономят на электричках, штопают одноразовые колготки или замазывают дырочки лаком и складывают полиэтиленовые пакеты про запас.
Ему самому гости из России везут водку, и как говорит жена, самую дорогую. Что бы он делал с этой коллекцией, если бы они сами ее не выпивали...
В его доме теперь постоянно кто-то либо живет, либо останавливается проездом, либо, заскочив на минутку, пьет водку и плачет всю ночь. Новости от его новых российских родных и друзей – как правило, пугающие – держат его на постоянной адреналиновой игле. Он ощущает себя благотворительным фондом и командой спа-
сателей одновременно. Сев за стол со своей русской семьей, он через час сбегает, вызвав себя со второго мобильника по срочному делу, потому что столько ему просто не высидеть, не съесть, не выпить, не выслушать и не выговорить!
А они ведь могут и запеть...

  ЖИЗНЬ В 220 ВОЛЬТ
Он слышал, что в обычаях женщин в России останавливать лошадей на бегу и первыми входить в загоревшийся коттедж, но думал, что это метафора. Увы, его славянская «девочка-жена» в трудных ситуациях проявляет силу характера пожарного на ипподроме, а легкие ситуации шутя превращает в неразрешимые, скрестив на груди руки этим вызывающим русским жестом «видала я вас всех».
Жизнь приобретает напряжение в 220 вольт. Ссоры принимают эпический трагизм. О, эта русская неистовость! Он живет на вулкане, но сожалеет только о том, что нашел свой вулкан так поздно. Где ж я раньше был?

  СВАДЕБ С ИНОСТРАНЦАМИ СТАЛО МЕНЬШЕ?
Судьбы наших женщин за границей складываются очень по-разному. Многие действительно счастливы. Увы, не счесть криминальных сюжетов. Неудачных попыток больше, чем мы, наверное, будем когда-нибудь знать. Число разводов, говорят, высоко, хотя и не подсчитано точно. И никто пока не знает, каков процент браков удачных, как долго супруги из разных миров могут быть счастливы вместе.
Но даже в сложных случаях мало кто возвращается назад. Наши женщины с их российской закалкой не пропадают: находят работу, выходят замуж второй, третий раз – до победы, часто за российских иммигрантов. Преподают языки, получают новое образование или подтверждают дипломы, открывают свой бизнес, часто связанный с Россией. А главное для них то, что в лучшую жизнь вывезены дети.
Тем не менее, говорят, что массовый исход женщин из нашей страны пошел на убыль. Взаимное разочарование? Думаю, до него далеко, хоть и подпортили нам
репутацию юные брачные аферистки из России.
Америку и Европу продолжает потрясывать кризис. Славянская жена, только на оформление и переезд которой нужно не меньше двадцати тысяч долларов, становится роскошью. Для спасения от депрессии иностранцам теперь хватает своих собственных проблем.
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам