Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Андрей Межулис: «Обернулся, вижу: Смоктуновский стоит, смотрит мне вслед»

№ 9 | (стр. 38)
-
Нравится
0
Андрей Межулис:  «Обернулся, вижу: Смоктуновский стоит, смотрит мне вслед»
В кино у Андрея Межулиса крайне редкое амплуа «интеллектуального негодяя» – он бесподобно играет «адвокатов мафии», всевозможных аферистов, интриганов и прочих не самых законопослушных умников-злодеев. В Театр имени Моссовета на него ходят поклонники его трагикомического дара, а на концерты – ценители волшебного баритонального тенора. Словом, в своей профессии он умеет все.
"Я знаю, что способен на большее во всех актерских направлениях. И есть внутренняя уверенность, что через какое-то время я еще как следует шарахну…"
Беседовал Андрей Колобаев


Андрей, на сегодняшний день вы популярный, востребованный актер. Можно сказать, что карьера на пике?
– По большому счету, грех жаловаться. Несмотря на все бури и ветры перемен, я до сих пор работаю в Театре им. Моссовета. Мои музыкальные концерты идут. По телевизору показывают в хороших ролях. Дети – здоровы, радуют. Поэтому все, как говорится, слава Богу!
А ведь, насколько я знаю, для мальчика из города Новоалтайска под Барнаулом когда-то все очень непросто начиналось. Помните, как решили стать актером?
– Еще бы! Хорошо запомнил свое первое осознанное ощущение того, что не просто хочу, а буду актером. Мне было лет 14. Дело было зимой, я посмотрел фильм Михалкова «Родня». И был настолько ошеломлен, что, выйдя на улицу и глядя в звездное морозное небо, совершенно ясно осознал: я буду артистом. Уж не знаю, откуда это… Наверное, все-таки подсказало нечто свыше.
Что было самым трудным на этом пути?
– Можете себе представить провинциального юношу, живущего у черта на куличках? На поезде от Барнаула до Москвы ехать четверо с лишним суток… Это расстояние! И ни одного человека рядом, который бы поддержал: ты правильно делаешь, реализуй свою мечту. Начиная с мамы, учителей, друзей... Ведь, приехав в столицу, два года подряд я проваливался везде, где только мог, включая свою любимую школу-студию МХАТ, о которой грезил. Считаю, что вынести все это, не сломаться – уже маленький подвиг. Я не глушил водку от отчаянья, никогда этим не страдал. Ну, поплакал немножко… и снова в бой! Зато на третий год меня хотели брать сразу несколько театральных вузов.
Вас хотели видеть на своих курсах легендарные люди: Юрий Любимов из Театра на Таганке и Павел Хомский из Театра имени Моссовета. Нелегкий выбор – кого из них предпочесть?
– Признаться, эта «вилка» меня мучила очень долго. Пока мудрые люди не посоветовали: «Тебя берут два таких замечательных мастера из двух абсолютно разных театров. Иди смотреть их спектакли!» На Таганку я пошел смотреть «Бориса Годунова» с Николаем Губенко. Сам Юрий Петрович меня встретил, посадил. Посмотрел минут десять… И какая-то мощная сила меня вытолкнула из этих кирпичных стен – мне стало не по себе. Нутром почувствовал: ну не мое, и все! Я выбежал из театра… Вот так оказался в студии Театра имени Моссовета. И слава Богу!
25-09-2020 13-41-58.jpg


Это правда, что Иннокентий Смоктуновский лично вас благословил?
– Удивительная история! Поступив в ГИТИС, я пошел в Камергерский переулок прощаться со школой-студией МХАТ. Зашел внутрь здания, подосвиданькался. И на улице практически нос к носу сталкиваюсь с вышедшим из театра Смоктуновским. Не знаю, что на меня нашло, но я воскликнул: «Иннокентий Михайлович, как земляк, благословите меня, пожалуйста. Я поступил в театральный!» Он спросил: «Да? А куда?» – «В ГИТИС» – «Не бог весть что... А к кому?» – «К Хомскому!» – «О! Хомский – это мастер!» Положил мне руку на плечо: «Что ж, рост у вас есть. А талант?» Я закивал: «Есть, Иннокентий Михайлович!» – «Ну, тогда с Богом!» Он пошел к поджидавшей его белоснежной «Волге», а я – к углу Камергерского. Обернулся, вижу: Смоктуновский стоит, смотрит мне вслед. К сожалению, больше мы с ним не виделись.
«Тайны дворцовых переворотов», «Дом на набережной», «Апостол», «Глухарь», «Кухня»... Вам удалось сняться практически во всех популярных сериалах последних лет. Можете назвать несколько любимых ролей, где удалось раскрыть свой истинный потенциал?
– Пока нет, не назову. К сожалению, продюсеры по-прежнему чаще всего используют меня в однотипных ролях. «Кто у нас идеально играет адвокатов мафии?» – «Межулис» – «О! Вот давайте его!» И так из картины в картину. А такого, чтобы от начала до конца я проявился прямо-таки на полную катушку, в кино пока нет. Но это у меня есть в театре.

25-09-2020 13-57-29.jpg

Если честно, играть «не очень хороших» людей – это тяжкий крест?
– Да нет. Знаете, у меня кино- и сериальных работ больше ста пятидесяти. Разного объема: и эпизоды, и роли второго плана, и главные роли. Целая галерея образов, и на самом деле они все разные. Конечно, есть среди них и умные подонки, плетущие тонкие сети интриг, и зэки, и аферисты, и оборотни-милиционеры. Но есть и аристократы, хирурги, режиссеры, офицеры ФСБ… С одной стороны, да, моих персонажей выкидывали из окна, застреливали, травили, гвоздь им в сердечко втыкали, били стулом по башке. (Смеется.) Но вот ведь какая штука! Пока у тебя нет своего режиссера, такого как Феллини, Товстоногов, Эфрос, которые разные грани твоего таланта начинают развивать, иногда приходится топтаться на месте, ждать.
Обидно? Время-то идет...
– Я знаю, что способен на большее во всех актерских направлениях. И есть внутренняя уверенность, что через какое-то время я еще как следует шарахну… Думаю, что все впереди. Я зрею. (Смеется.) Главное – не перезреть.
Вас хотя бы раз за карьеру посещали мысли уйти из профессии?
– Только однажды – когда закончил ГИТИС. 1994 год, тяжелейшее для театра время. Я был в абсолютно искренних сомнениях: нужна ли людям моя профессия? И вот, совершенно случайно оказавшись на проповеди одного священника, решил задать этот вопрос батюшке. Дождался, объяснил, что меня мучает. А я действительно был уже на грани. И он мне рассказал историю о женщине, которая, не видя выхода из депрессии, решила покончить с собой. Напоследок решила посмотреть свой любимый фильм про Шерлока Холмса с любимыми артистами – Ливановым и Соломиным. Посмотрела кино и… передумала. «Ну, вот и решай сам, есть польза от твоей профессии или нет», – сказал мне батюшка. Так я остался в профессии, за что ему безумно благодарен.
От каких предложений вы отказываетесь? Даже за большие деньги?
– У меня есть некоторые табу. Я категорически отказываюсь от ролей, которые содержат тему психической патологии. Никогда не буду играть психопатов, маньяков, насильников. А все остальное можно попробовать.
Как известно, искусство требует жертв. Приходилось на съемках рисковать жизнью, здоровьем?
– К сожалению, не такой уж я сильный и здоровый, чтобы выполнять серьезные каскадерские трюки. Поэтому стараюсь максимально избегать рисков. Где нужен дублер, он обязательно будет. Зато в постельных сценах, которые стали все чаще появляться, я всегда работаю без дублеров.
С партнершами везет?
– Везет, везет!
Почему кинорежиссеры практически не используют ваш комический дар?
– Ну почему? У меня же есть очень смешные роли. В «Моей прекрасной няне», например. И потом, у меня пять выпусков «Ералаша», разных ролей. Значит, во мне кто-то увидел комедийный дар. Это хорошо!
После 50 лет многие актеры открывают в себе неожиданные таланты. Алексей Булдаков начал бить степ, писать картины, Лев Прыгунов издал книгу стихов и прозы… Чего ждать от Андрея Межулиса?
– На мой взгляд, это все от недореализованности актерской. Возникает огромная пауза – нет съемок год, а это же киноартисты все-таки. Кто-то уходит в запой, а кто-то начинает искать другие способы приложения своих способностей… Чего ждать от меня? У меня есть большой цикл концертных программ, и все они связаны с поэзией и вокалом: я пою романсы, песни Вертинского, французский шансон. Так вот, я поставил перед собой задачу сделать прозаическую программу, поскольку такого в моем арсенале еще нет. Мне это очень интересно.
Ну, и напоследок. Когда-то вы мучились вопросом, есть ли польза от вашей профессии. На сегодня как вы считаете, что в ней самое главное?
– Станислав Ежи Лец в свое время написал замечательно остроумную вещь: «Мы, артисты, всегда стоим к зрительному залу лицом. Главное в нашей профессии, чтобы мы не развернулись к искусству ж…!»

Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам