Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Чайка по имени Татьяна

№ 11 | (стр. 78)
-
Нравится
1
Чайка по имени Татьяна

В художественном фильме «Через тернии к звездам» среди персонажей была инопланетянка. Блондинка с очень короткой стрижкой. О ней я вспомнил, когда на съемках ситкома «Трое сверху» увидел Татьяну Васильеву.
Эта актриса – воистину представительница иной цивилизации. С другим составом крови. Прилетела к нам и стала маршалом сцены. Главнокомандующей кадра. Она – как лазерный луч среди нас, фонариков…

Михаил Шабашов
  
Внутренний голос подсказывал: выпрямься. Подтяни мозги. Равняйсь, смирно! К царице идешь. Пришел натянутой струной. Актриса материализовалась внезапно, выйдя из гримерки. Я обнаружил себя: 

– Я к вам. По поводу интервью…
– На какую тему?
– О съемках и еще… – я обмяк.
– О съемках я уже столько говорила, что добавить нечего, – тут мой взгляд, видимо, издал писк. – Я сначала пообедаю, ладно?
Вопросительный знак тут ни при чем. Снова скрылась в гримерке и тут же вернулась:
– Где обед? – это девочкам в офисе. Пока те собирались что-то ответить, добавила: – Ну, я могу и не обедать, – испарилась.
Девочки забегали:
– Ты же знала, что сегодня Васильева. Где рыба с овощами?
– Ой, сейчас. Ой, как же это…
В Голливуде за такое уволили бы всех, включая рыбаков, поваров и овощезаготовителей. Кинулись, налили чай, отнесли. Через секунду вышла актриса с этим же стаканом. Красноречиво показала: мол, если это чай, что в нем плавает?! Ушла. Возникло то, что в физике, кажется, называется «наэлектризованным полем».
Возле меня возник какой-то паренек. Уточнил, сколько времени надо для разговора. Я ответил неопределенно: «Сколько актриса сможет…» Он ушел.
Ну, думаю, все. Она не выйдет и будет права. Вместо обеда – журналист. А если и выйдет, то съест меня.
Я ждал актрису, которая ждала рыбу. Вместо еды к ней пошел паренек. Вдруг выходит он, а за ним – Она! И – за стол, где я. Гениальная, не евшая, уставшая…
Я понимал, что ее набухшие нервы надо как-то успокоить. Залепетал о том, что пишут про нее в прессе. Глазами пришила: «Дальше давай». Мол, она ж не в ответе за прессу. Ее взгляд буравил меня насквозь и упирался в бедную девочку, которая опростоволосилась с обедом…
Вырисовывался разговор зефира с горчицей... В шпаргалку – и бух:
– Как-то по телевидению была передача о том, какие нагрузки на сердце испытывают актеры во время исполнения драматических ролей…
– Я видела. Полная мура… Во-первых (тирада о выбранной героине передачи), во-вторых, надо брать актеров, которые действительно умирают на сцене. Вы мне сегодня попались под руку, поэтому я так отвечаю.

  – Надо было ваше сердце проверять. У вас были такие роли, что…
– …что я не знала – вернусь ли вечером домой. Я сама с собой договорилась, что если ЭТО случится на сцене, то так, наверное, лучше.

  – Вы как-то сказали, что ничего, кроме актерства, больше не умеете. Но люди, которые умеют шить, кроить, стряпать, не могут того, что можете вы…
– Да, артистом, конечно, не каждый может быть. Я вот, например, не умею пришивать пуговицы. Так я даже и не пытаюсь этого делать.

  – Вы придаете значение снам?
– Да. Сны у меня чаще всего вещие. Знаю, какой сон что означает. И к чему-то уже готовлюсь. Как правило, к чему-то не очень хорошему. Что поделаешь – такие сны… По крайней мере, если заболеваю, для меня это не является неожиданностью.

  – Как вы учите текст новой роли? Ведь при вашей занятости это ж надо уйти в какую-то пещеру. Выключить все, даже дверной звонок…
– У меня нет пещеры, слава Богу, иначе из нее можно когда-нибудь не выйти. Это такая же работа, как у тех, кто пришивает пуговицы. Дома человек отдыхает, а на сцене или на съемочной площадке – работает. Тексты для новых спектаклей я, конечно, учу. Но мне не нужен для этого отдельный кабинет. Я не знаю, что такое закрыться от всех. Мне кажется, что там, за закрытой дверью, что-то случится без меня.

  – Как вы выбирали имена вашим детям?
– Увидела какой-то английский фильм про маленького мальчика и белого коня с бирюзовыми глазами. Их обоих звали Филиппами. Мне это так понравилось, что вариантов другого имени уже и не было – так сына и назвала. Потом оказалось, что это имя означает «любитель коней». А дочь? Я тогда сыграла королеву Елизавету в спектакле «Да здравствует королева… Виват!» Театра Маяковского. Не самая плохая женщина была…

  – Я посмотрел значения ваших имен. У Татьяны и Елизаветы нашел одно сходство – они обе запасливы...
– Я не могу купить что-то одно. Мне нужно 2, 3, 5, 10, чтобы было.

  – По поводу Филиппа – любопытный штрих: мужчины с этим именем женятся на спокойных, покладистых женщинах и, как правило, живут у родителей жены…
– Пока все наоборот. Женщины покладистые, конечно, но живут преимущественно у нас…

  – А еще о Татьяне сказано, что она любительница домашних консерваций. У вас есть дом с огородом, чтобы этим заниматься?
– Нет. Я живу в квартире на Таганской площади. Адское место, самая такая московская выхлопная труба. Окна открываю только те, которые выходят во двор. Вот сейчас мне удалось съездить в Финляндию на отдых. Я там поняла, что такое тишина. Друзья, которые там живут, от легкого шуршания газеты вздрогнут и спросят – кто шумит?

  – Как вы заряжаете свои «батареи»?
– Примитивно: во сне. Только сон меня восстанавливает. Ну, и спорт еще. Бывает, с поезда или самолета, усталая, иду в спортивный зал, думая: что же это такое я делаю? Но выхожу оттуда совершенно обновленной. Просто работают другие силы, которые скрыты от тебя самого. Они что-то диктуют, и им надо помогать каким-нибудь действием.
А еще у нас дома есть кошка и тойтерьер. Кошка раза в три больше песика. Но они замечательно ладят между собой, опровергая расхожую фразу «как кошка с собакой». Очень любят друг друга, играют, засыпают в обнимку. Такая любовь, что я думаю: у них могут быть дети…

  – Вы телевизор смотрите?
– В основном «Евроньюс» и новости, которым можно хоть чуть-чуть верить. По «Культуре», например. Очень нравятся передачи Радзинского. Смотрю, когда получается, конечно. Но это бывает нечасто.

  – А вам самой не предлагали вести какую-нибудь программу?
– Предлагали. Но переговоры шли настолько долго, что я перестала этого желать. Сейчас многие актеры стали телеведущими. Но от этого должен быть какой-то прок. А что толку все время показывать себя, менять наряды, сталкивать друг с другом невинных людей, которые не понимают, что за них все продумано и решено… Я поняла, что это такая схема, в которую мне лучше не соваться. Те шоу, что я вижу, нельзя назвать приличными. И мне принимать в этом участие? Ну, это все равно что я начну пришивать пуговицы.

  – В одном интервью вы восторгались поездкой в Израиль. А где вы хотели бы побывать еще?
– Во Вьетнам хочу. Говорят, там красиво и живут добрые люди, не затронутые цивилизацией в плохом смысле этого слова. Я люблю далеко ходить, бегать у моря. Там все это есть. И все время дует ветер. Правда, Вьетнам далеко, но мне очень хотелось бы. И еще… Мне стал интересен буддизм. Я конечно, православная, но мне кажется, что одно с другим уживается…

  – Какую из прочитанных книг вы отметили бы? Или, может, сами пишете?..
– Сама? Не дай Бог! Из прочитанного отмечу «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева. Замечательная книжка! Я ее за один вечер прочитала, получила настоящее наслаждение.

Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам