Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Сергей Никоненко: «Секрет успеха один – работать надо честно!»

№ 4 | (стр. 58)
-
Нравится
0

Сергей Петрович Никоненко – народный артист во всех смыслах. Родился в простой рабочей семье, и большинство его героев – это обычные мужики, земные, при этом яркие личности, за что и любимы народом.

Беседовал Андрей Колобаев

– Сергей Петрович, правда, что во время съемок эпопеи «Освобождение» вы чудом остались живы?
– Запросто мог погибнуть! Во время второго дубля, когда я пробегал под артиллерийским орудием, произошел выстрел. Если бы дуло было хоть на метр ближе, я бы сейчас с вами не разговаривал. Я упал без памяти, потерял сознание. Повезли в больницу. Потом я на одно ухо частично оглох – оказалось, разбило барабанную перепонку...
– Обычно актеры послевоенного поколения (например, Игорь Кваша, Александр Пороховщиков), рассказывая о своем детстве, говорили, что у них было два пути: в тюрьму или в театральную студию. У вас была такая дилемма?
– Да время послевоенное было такое! Из моих 35 одноклассников человек 10 попали в тюрьмы. А я уже с 13 лет занимался в московском городском Доме пионеров в драмкружке. Одна из первых пьес, в которой я играл, была сказка «По щучьему велению». Я играл царя, а Емелю – Леня Нечаев, который потом снял фильмы «Приключения Буратино», «Про Красную Шапочку»...
– К этому периоду относится полукриминальная история, как вы подделывали контрамарки?
– Какой же это криминал? Это, я считаю, даже святое дело! Очень хотелось спектакль посмотреть, а денег на билет не было. Однажды на полу в Театре Маяковского я нашел пропуск на два лица. Там стояли дата, место в первом ярусе и – подпись. Я понял: научись я так писать, смогу ходить в театр каждый день. Мне тогда было лет 14. И я научился! Билетеры не глядя пропускали, настолько «липа» у меня получалась четкая, точная. Я был в этом смысле «больной» ребенок.
Обожал театр! Видел некоторые постановки не по одному, а по 20 (!) раз. Особенно любил ходить на спектакли «Гостиница "Астория"», «Гамлет»… Шикарные романтические костюмы, мощнейшие декорации. Потрясающе!
– У ваших педагогов во ВГИКе Сергея Герасимова и Тамары Макаровой было своеобразное деление курсов: послевоенный курс называли «молодогвардейцами», следующий – «Рыбников-Ларионова». 
А ваш (несмотря на то что там учились Жариков,Польских, Болотова, Прохоренко, Лужина) они называли «Губенко-Никоненко». Почему? Губенко и Никоненко были две звезды курса?
– Может, потому что больше всего работали, а Герасимов работоспособность ценил. Благодаря ей и результаты какие-то появляются.
– А первое, что приходит в голову: Губенко-Никоненко были любимчиками Герасимова и Макаровой…
– Вы спросите любого ученика Герасимова, спросите Ларису Лужину. Она вам скажет: «Герасимов меня любил больше всех!» Сергей Аполлинарьевич умел это ощущение внушить – каждый считал себя его любимчиком. Он был великий и педагог, и психолог!
– У вас в кино более 200 ролей. Какие из них самые дорогие, что называется, судьбоносные?
– В 1967 году я снялся в одной из главных ролей в фильме «Журналист». Картина получилась очень мощная, главный приз завоевала на фестивале. Именно там я почувствовал, что как актер что-то уже умею. А как режиссер я очень люблю свою картину «А поутру они проснулись» по рассказам Шукшина, снятую в начале 2000-х. Ведь благодаря Василию Макаровичу я стал режиссером.
– Люблю ваши роли в более поздних картинах – «Классик» и «Китайский сервиз».
– А там все на редкость удачно сложилось – и драматургия, и режиссура, и актерский ансамбль. Самое смешное, что в «Китайском сервизе» никто не знал про игру в покер – что это такое?! А я был заядлый покерист, и мне им пришлось объяснять правила игры и всякие нюансы.
– Вы там с Сергеем Безруковым снимались. Два «Есенина» в одной картине…
– Я видел, как молодой Сережа Безруков играл Есенина в 1994 году в Театре Ермоловой. Это было потрясающе! Я в него тогда и поверил, так надеялся, что и в фильме получится такой же эффект, как в спектакле. Кстати, он ко мне приходил в мой есенинский центр и даже попросил из есенинской рюмки выпить, перед тем как начать сниматься. Увы, вживание не помогло, и от этого образа ничего совершенно не осталось в картине! К сожалению к моему.
– Ваш Есенин какой?
– Есенин был разным: противоречивым, нежным, безрассудным, но не пошлым, как вышло у Безрукова.
– Ваш сын Никанор пошел по вашим стопам, стал режиссером. Как думаете, есть шанс, что скоро он нас всех приятно удивит?
– Надеюсь! Знаете, это ведь тоже как повезет. Дело случая! А сегодня особенно. Но пока главное достижение Никанора в том, что он подарил нам внука, которого назвали в честь моего отца – Петром.
– Многие вас называют счастливчиком: востребованы были всегда – даже в «лихие девяностые». Не вошли ни в один черный список, любимы членами Политбюро, милиционерами и президентами… И, главное, народом. В чем секрет?
– Секретов нет никаких. Работай честно – вот и все. Есть роль – надо отдать ей всего себя, даже, если потребуется, через «не могу».


Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам