Журнал для фармацевтов и провизоров Выходит с 2000 г.

Эра пробиотиков

№ 4 | (стр. 28)
-
Нравится
0
Бифидобактерии – самые известные представители микромира, видимого лишь сквозь волшебный прибор Левенгука. Благодаря ежедневной рекламе йогуртов, лекарств и биологически активных добавок любой потребитель знает, что человек не будет здоровым без благополучия в кишечнике. Конечно, здесь есть доля преувеличения, как и в любом рекламном ролике, но все же отрицать значение пробиотиков в жизни каждого из нас нельзя.
Мухаммад Сайфуллин, врач

BACILLUS BIFIDUS
Сейчас уже это трудно представить, но еще 100 лет назад, до открытия антибиотиков, смертность от бактериальных инфекций была катастрофической: от скарлатины умирал каждый шестой, от воспаления легких – каждый пятый, а гнойный менингит был, по сути, смертным приговором.
Но отсутствие антибиотиков способствовало внедрению альтернативных методов лечения. Стремительный рост знаний в микробиологии открыл новые горизонты для научной мысли. На грани веков было доказано, что уже на 4-й день жизни ребенок, кормящийся грудным молоком, выделяет культуру микроба, который назвали Bacillus bifidus.
Анри Тиссье, сделавший это открытие, утверждал, что бифидобактерии могут вытеснять бактерии, вызывающие диарею, и рекомендовал вводить их новорожденным, страдающим от этого синдрома.

  
НАШ УЧЕНЫЙ
Неизвестный болгарский студент Стамен Григорьев открыл в 1905 году лактобактерии как причину ферментации в йогурте. Илья Ильич Мечников,активно поддержав молодого микробиолога, создал гипотезу об ортобиозе и использовании лактобактерий в борьбе со старостью. Эти работы стали трамплином для изучения микрофлоры кишечника не только больного, но и здорового индивидуума.
В том же году был с успехом применен при диспепсических расстройствах у детей раннего возраста состав из живых бифидобактерий в сочетании с лактобациллами.
Первая мировая война отложила решение многих вопросов. Однако в 20-е годы, несмотря на разруху, стремительно восстанавливалась отечественная наука, в том числе микробиология. Изучение пробиотиков накрепко связано с именем Леопольда Перетца. В годы перемен нужны решительные люди. И уже через год после окончания института, в 1920 году, Перетц становится заведующим окружной санитарно-бактериологической лабораторией Приуральского военного округа. Екатеринбург в то время никак нельзя было назвать центром науки:
только к 1925 году город, уже переименованный в Свердловск, обзавелся водопроводом. В основном на Урале было развито тяжелое машиностроение.
Поэтому дальнейшие исследования микрофлоры кишечника продолжились в Ленинграде, куда ученый переехал, заняв должность доцента.
А в 1930 году под его руководством был выпущен первый бактерийный препарат Колибактерин.

 
ГОДЫ ЗАБВЕНИЯ И
Открытия в 30-х годах сульфаниламидов, а спустя 10 лет и антибиотиков, подарили врачам и ученым иллюзорную веру в скорейшее исчезновение инфекционных заболеваний с лица Земли. Действительно, в первые годы использования пенициллина стали излечимыми многие смертельные инфекции.
Но уже к концу сороковых годов в научном сообществе зазвучали робкие голоса как об устойчивости микробов к терапии, так и об осложнениях, связанных с приемом антибиотиков.
Дальнейшая гонка вооружений привела к появлению во всех уголках мира полирезистентных бактерий, требующих изыскания новых антибио-
тиков. Спираль истории сделала еще один виток.
А тем временем в 1956 году в Германии разработали первый коммерческий препарат Эугалан – на основе живых бифидобактерий. Годом ранее в СССР был создан всем известный Бифидумбактерин, но его применение ограничилось испытаниями из-за очень короткого срока хранения.
Решение этой проблемы пришло только десять лет спустя. Тогда, в 1960-х, произошел ренессанс пробиотиков, использование которых не только позволило смягчить нежелательный эффект антибактериальной терапии, но и при некоторых заболеваниях полностью ее заменить. Термин «пробиотики» введен в 1965 г. учеными Лилли и Стилуэллом – из-за того, что эти микробы произрастали в кишечнике, конкурентно вытесняя патогенные штаммы.

ПРОБИОТИКИ И АНТИБИОТИКИ
В наше время бифидобактерии и лактобациллы не только входят в состав многих лекарственных препаратов, но и стали неотъемлемой частью пищевых продуктов, в том числе для детского питания. Область применения пробиотиков включает лечение острых и хронических воспалительных заболеваний желудочно-кишечного тракта, их используют в комплексном лечении, а также для реабилитации при различных инфекционных и воспалительных болезнях. При этом продолжается дискуссия о том, употреблять ли пробиотики параллельно с антибактериальными препаратами.
Аргументы в пользу данного метода – наличие устойчивости к антибиотикам бифидобактерий, тогда как у патогенных штаммов гена, отвечающего за устойчивость, нет. В противовес представляется гипотеза о возможной передаче гена устойчивости от бактерий, входящих в лекарства, патогенным микроорганизмам.
Интересно, что и в применении пробиотиков есть свои особенности: индивидуальная непереносимость компонентов лекарства, а также, например, у больных, получающих полихимиотерапию по поводу онкологических заболеваний или при СПИД. У таких пациентов в организме новые живые бактерии могут повести себя агрессивно.
Но в целом, конечно, представить сейчас жизнь без наших помощников, невидимых глазом микроорганизмов, уже невозможно. 
Google+
ВКонтакте
comments powered by HyperComments

Похожие статьи

Зарегистрируйтесь сейчас и первыми читайте все самое актуальное и интересное на сайте Для вас:
  • экспертное мнение кандидатов и докторов наук
  • консультации юристов
  • советы бизнес-тренеров
  • подборки статей по интересующим вас темам